Законы и бизнес в России

Решение Арбитражного суда Алтайского края от 20.08.2009 по делу N А03-5925/2009 Решение налогового органа в части доначисления налога на прибыль, взыскания пеней и штрафа признано недействительным ввиду недоказанности отсутствия у налогоплательщика расходов по оплате аренды недвижимого имущества, наличия недостоверных сведений в первичных документах и получения необоснованной налоговой выгоды.

Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.02.2010 по делу N А03-5925/2009 данное решение оставлено без изменения.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2009 N 07АП-8334/09 данное решение оставлено без изменения.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АЛТАЙСКОГО КРАЯ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 20 августа 2009 г. по делу N А03-5925/2009

Резолютивная часть решения оглашена 30 июля 2009 г.

Полный текст решения изготовлен 20 августа 2009 г.

Арбитражный суд Алтайского края в составе судьи К.А.В., при личном ведении протокола, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению

закрытого акционерного общества “Г“, г. Рубцовск

к Межрайонной ИФНС России N 12 по Алтайскому краю, г. Рубцовск

О признании недействительным решения N РА-3-к от 11 марта 2009 года в части

При участии в заседании:

От общества - З.О.Н. - главного бухгалтера по доверенности от 01.06.09 года;

Ч.А.В. - заместителя генерального директора, по доверенности от 01.07.2008 г.;

От инспекции - Б.Н.С. - главного государственного налогового инспектора по доверенности от 11.12.08 года;



Л.М.Ю. - старшего госналогинспектора, по доверенности от 29.07.2009 г. N 1,

установил:

закрытое акционерное общество “Г“, г. Рубцовск обратилось в арбитражный суд Алтайского края к Межрайонной ИФНС России N 12 по Алтайскому краю, г. Рубцовск с заявлением о признании недействительным решения инспекции N РА-3-к от 11 марта 2009 г. “О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в сумме 1 243 200 руб., пени по нему - 266 448 руб. 35 коп. и взыскания штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 231 772 руб.

На удовлетворении заявленных требований представители общества настаивают, ссылаясь на основания, указанные в заявлении.

Представители Инспекции требования общества не признают. В обоснование своей позиции приводят доводы, изложенные в заявлении, отзыве, акте проверки и оспариваемом решении.

Заслушав представителей сторон, исследовав материалы настоящего дела, проверив расчеты, суд установил следующие обстоятельства.

Межрайонной ИФНС России N 12 по Алтайскому краю была проведена выездная налоговая проверка ЗАО “Г“ по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты, кроме прочих, налога на прибыль организаций за 2006 - 2007 гг.

По результатам проверки составлен акт выездной налоговой проверки N АП-3-к от 20.01.2009 г., на который налогоплательщиком были представлены возражения.

По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика было принято решение N РА-3-к от 11.03.09 г. “О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“.

Налогоплательщиком была подана жалоба в вышестоящий налоговый, орган. Доводы, изложенные в жалобе, Управлением ФНС России по Алтайскому краю отклонены и жалоба оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с указанным решением, налогоплательщик обжаловал его в суд, и просит признать решение N РА-3-к от 11.03.09 г. недействительным в части предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в сумме 1 243 200 руб., пени по нему - 266 448 руб. 35 коп. и взыскания штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 231 772 руб.

Материалами дела подтверждается, что основанием для доначисления спорных сумм послужил вывод инспекции о не правомерном учете обществом при исчислении налога на прибыль расходов по аренде недвижимого имущества у ИПБЮЛ С.М.И.

Для подтверждения понесенных расходов по аренде недвижимости у ИПБЮЛ С.М.И. ЗАО “Г“ были представлены договоры аренды, дополнительные соглашения к ним, счета-фактуры, акты.

При исследовании данных документов инспекцией было установлено визуальное несоответствие подписей, выполненных от имени ИПБЮЛ С.М.И. На основании Постановления N 1 от 01.12.2008 г. произведена выемка документов и назначено проведение почерковедческой экспертизы.

Согласно заключению эксперта от 09.12.2009 г. N 2117 установлено, что в представленных документах подписи выполнены не С.М.И., а другими лицами.



Исходя из этого инспекция пришла к выводу, что представленные ЗАО “Г“ документы в подтверждение понесенных расходов по аренде недвижимости у ИПБЮЛ С.М.И. подписаны неустановленными лицами и не могут служить основанием уменьшения доходов на произведенные налогоплательщиком расходы в соответствии с требованиями п. 1 ст. 252 НК РФ.

Кроме этого, инспекция указала, что АЗС-1 (расположенная по адресу: г. Рубцовск, Веселоярский тракт, 21а) состояла на балансе ЗАО “Г“ и была продана 28.02.2006 года С.М.И. по цене 70 051 руб. С мая 2006 года АЗС-1, согласно представленным ЗАО “Г“ документам, была оформлена в аренду у ПБОЮЛ С.М.И. Сумма арендной платы ЗАО “Г“ за семь месяцев 2006 года и пять месяцев 2007 года по АЗС-1 составила 588 тыс. руб., что более чем в 8 раз превышает стоимость по которой она была продана.

Инспекция сочла, что расходы по аренде недвижимости произведены без намерения создать соответствующие им правовые последствия - то есть извлечение прибыли, и совершены при отсутствии всякого экономического смысла, поэтому данные расходы являются экономически неоправданными.

Кроме того, инспекция отмечает, что указанные в договорах аренды лица являются взаимозависимыми, в силу того, что в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации состоят в отношениях родства: С.М.И. является матерью С.О.В. (руководителя и учредителя ЗАО “Г“) - п. 1 ст. 20 НК РФ.

Истребовать документы (информацию) у контрагента ЗАО “Г“ - ПБОЮЛ С.М.И. в порядке, предусмотренном ст. 93.1 НК РФ, а также получить какие-либо пояснения по выявленным в ходе проведения проверки фактам у С.М.И. оказалось невозможным в связи с ее смертью (04.06.2007 г.).

Установленные при проверке факты, а также материалы экспертизы по мнению инспекции свидетельствуют о создании ЗАО “Г“ искусственной ситуации по увеличению затрат с целью минимизации налога на прибыль и недобросовестном характере действий налогоплательщика.

Статья 252 НК РФ устанавливает, что в целях главы 25 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Согласно статье 252 Кодекса расходы - обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком; обоснованные расходы - экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме; документально подтвержденные расходы - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, при решении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления налога на прибыль необходимо исходить из реальности этих расходов, произведенных для приобретения товаров (работ, услуг), а также их документального подтверждения.

В соответствии с позицией, изложенной в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Суд, изучив материалы дела, находит, что решение инспекции в оспариваемой части вынесено без учета обстоятельств, имеющих существенное значение для оценки ситуации, основано на доказательствах, собранных с нарушением налогового законодательства и выводах, носящих субъективный характер.

Так, материалами дела подтверждается, что сделка купли-продажи АЗС, о которой указано в решении, была проведена в феврале 2006 года между ЗАО “Г“ и гражданкой С.М.И. с целью погашения задолженности ЗАО “Г“ по имеющемуся договору займа. Договор купли-продажи АЗС, расположенной в г. Рубцовске, Веселоярский тракт, 21а, был зарегистрирован в установленном порядке в органе государственной регистрации прав. Полученный доход был учтен обществом при исчислении налога на прибыль.

С.М.И. зарегистрирована в качестве предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица в мае 2006 года.

И в акте проверки и в решении налоговый орган лишь констатировал факт взаимозависимости лиц, но не аргументировал юридические последствия с учетом п. 1 ст. 20 НК РФ. Применяемая сторонами цена сделок не оспаривалась, мотивированного решения о доначислении налогов и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этих сделок были оценены по правилам ст. 40 НК РФ, исходя из применения рыночных цен, инспекцией вынесено не было.

Если иное не предусмотрено ст. 40 НК РФ, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен (п. 1 ст. 40 НК РФ).

В подтверждение произведенных обществом затрат представлены кассовые чеки и квитанции к приходным кассовым ордерам. Контрольно-кассовая техника в установленном порядке зарегистрирована в налоговом органе.

Факт установки кассового аппарата предпринимателя С.М.И. (N 00240727) по юридическому адресу офиса ЗАО “Г“ - в г. Рубцовске по ул. Комсомольской, 188 объясняется тем, что она также арендовала помещение по указанному адресу и работа по данному адресу была удобна доверенному лицу предпринимателя С.М.И.

В представленных квитанциях подпись главного бухгалтера не расшифрована и значится подпись К.С.В., которая, согласно ее свидетельским показаниям, работала бухгалтером у ПБОЮЛ С.М.И. и имела нотариально заверенную доверенность на представление интересов предпринимателя С.М.И. с правом подписи деклараций, платежных и других документов, ведения бухгалтерской отчетности и пр. (л.д. 25, т. 4).

Как поясняет К.С.В. в первые несколько месяцев работы в 2006 г. сама С.М.И. непосредственно руководила ведением дел и находилась в офисе почти каждый день, далее распоряжения о ведении дел К.С.В. получала в виде записок от С.М.И., которые оставляли ей на ее рабочем столе в офисе ЗАО “Г“.

Налоговый орган поставил под сомнение представленные договоры аренды, соглашения и счета-фактуры, указывая, что договоры аренды С.М.И. не подписывались и, следовательно, они считаются незаключенными.

Однако инспекцией не было учтено, что спорные договора имели юридические последствия - фактическая эксплуатация АЗС, выполнение трудовой функции работниками предприятия на арендуемой АЗС, извлечение прибыли от деятельности, оплата налогов (сборов) и т.п. Договоры аренды заключены в соответствующей письменной форме, содержат необходимые для данного вида договоров обязательства (условия), не подлежат регистрации, содержат подписи и печати сторон договора, не нарушили права и интересы третьих лиц. Стороны сделки, в доказательство своих намерений, оформили акты приема-передачи имущества в аренду.

Инспекцией не опровергнут довод налогоплательщика о том, что договора были одобрены С.М.И.

Согласно ст. 183 ГК РФ, Информационному письму Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 года N 57 под прямым последующим одобрением сделки могут пониматься письменное или устное одобрение, признание претензии контрагента, конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг) и т.д.

Ежемесячно арендодателем выставлялись счета-фактуры, принималась оплата с использованием кассовой техники, у сторон не было претензий (замечаний), в том числе финансовых, предприниматель С.М.И., имеющая доход только от сдачи принадлежащего ей на праве собственности недвижимого имущества, производила исчисление налога и через обслуживающий банк (Рубцовское ОСБ N 270 АКСБ РФ) осуществляла соответствующие платежи, в том числе и 6%-го налога с полученного дохода (находилась на упрощенной системе налогообложения).

Получение дохода в виде арендной платы отражалось в книге доходов и расходов предпринимателя С.М.И.

Довод о том, что договоры аренды считаются незаключенными, инспекция построила на результатах почерковедческой экспертизы от 9 декабря 2008 года N 2117 (л.д. 53, т. 1), проведенной Экспертно-криминалистическим отделом г. Рубцовска ЭКЦ ГУВД по Алтайскому краю.

Суд находит обоснованной позицию заявителя, что экспертное заключение вынесено с существенными нарушениями НК РФ и его следует расценивать критически.

Согласно п. 3 ст. 95 НК РФ в Постановлении о назначении указывается фамилия эксперта и наименование организации, в которой должна быть произведена экспертиза.

В постановлении о проведении почерковедческой экспертизы N 1 от 2 декабря 2008 года (л.д. 50 - 51, т. 1) в качестве эксперта налоговым органом назначен П.А.С. Статья 95 НК РФ указывает конкретно “фамилия эксперта“, так как после определения эксперта именно в отношении его возникают последующие права и обязанности: предоставление в распоряжение материалов проверки, знакомство с материалами, разрешение ходатайств, отказ от дачи заключения в силу отсутствия необходимых знаний для проведения экспертизы и т.д. (п. 4, 5 ст. 95 НК РФ).

Материалами дела подтверждается, что фактически почерковедческую экспертизу проводил другой специалист, не указанный в постановлении - заместитель начальника ЭКО по г. Рубцовску ЭКЦ ГУВД по Алтайскому краю подполковник милиции В.А.С.

Инспекцией предоставлена справка ЭКО г. Рубцовска от 3 декабря 2008 года (л.д. 79, т. 1) о перепоручении проведения экспертизы от начальника П.А.С. к заместителю В.А.С. При этом справка содержит ссылку на иное Постановление - N 2117 от 03.12.2008 г.

Кто и каким образом разъяснял эксперту его права и обязанности, а также предупреждал об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, не указано ни в Заключении эксперта, ни в Постановлении инспекции.

Реализовать свое право присутствовать при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту общество не могло, поскольку не было извещено о замене эксперта.

Кроме этого, суд находит обоснованными доводы заявителя о некорректности метода проведения экспертизы.

В качестве документов, содержащих образец подписи и почерка С.М.И., эксперту были представлены заявление о регистрации, копии заявлений о перерасчете пенсии, копии банковских карточек и другие документы за разные временные периоды. В данных документах сама же С.М.И. расписывалась по-разному. Исследуемые экспертом документы выполнялись лицом преклонного возраста, имеющему свои физические (физиологические) особенности - плохое зрение, дрожание рук, высокое артериальное давление, серьезное заболевание, явившееся в дальнейшем одной из причин смерти, повлекшее расстройство письменно-двигательного навыка, о чем налоговому органу было известно.

Заключение эксперта содержит сведения, что с обстоятельствами дела эксперт ознакомлен в объеме, изложенном в постановлении. Постановление не содержит ссылок на данные факты, а потому проведение экспертизы с использованием образцов за прошлый период времени без учета указанных выше обстоятельств явно не может быть признано корректным.

В обоснование произведенных расходов общество представило договоры аренды, дополнительные соглашения к ним, счета-фактуры, акты, кассовые чеки.

Акт об оказанных услугах может служить документом, подтверждающим сам факт исполнения обязательств другой стороной - факт оказания услуг. Из содержания актов усматривается какие услуги ПБОЮЛ С.М.И. были оказаны, по какому объекту и за какой период. Акты об оказании услуг раскрывают содержание хозяйственной операции, соответствуют требованиям ст. 9 ФЗ N 129-ФЗ и могут рассматриваться в качестве первичных учетных документов.

Актам об оказании услуг налоговым органом не была дана соответствующая оценка.

Данные акты не были направлены на почерковедческую экспертизу.

Совокупность установленных обстоятельств позволяет суду прийти к выводу, что решение в оспариваемой части не может являться носителем достоверной информации и, с учетом п. 6 ст. 108 НК РФ, предполагающего, что все неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица, суд находит заявленные требования подлежащими удовлетворению.

Расходы по госпошлине, согласно ст.ст. 101 - 110 АПК РФ, суд относит на налоговый орган.

Руководствуясь ст.ст. 4, 27, 29, 65, 101 - 112, 156, 167 - 170, 197 - 201, 257 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

заявленные требования удовлетворить.

Признать недействительным Решением Межрайонной ИФНС России N 12 по Алтайскому краю, г. Рубцовск N РА-3-к от 11 марта 2009 года “О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“, вынесенное в закрытого акционерного общества “Г“, г. Рубцовск в части предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в сумме 1 243 200 руб., пени по нему - 266 448 руб. 35 коп. и взыскания штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 231 772 руб., как не соответствующее гл. 25 НК РФ.

Обязать Межрайонную ИФНС России N 12 по Алтайскому краю, г. Рубцовск устранить допущенные нарушения прав и законных интересов закрытого акционерного общества “Г“, г. Рубцовск.

Взыскать с Межрайонной ИФНС России N 12 по Алтайскому краю, г. Рубцовск в пользу закрытого акционерного общества “Г“, г. Рубцовск 2 000 руб. - расходов по госпошлине.

Обеспечительные меры, принятые определением суда от 27.05.2009 г. отменить.

Решение может быть обжаловано через Арбитражный суд Алтайского края в апелляционную инстанцию - Седьмой арбитражный апелляционный суд, г. Томск в течение месяца со дня принятия решения, либо в кассационную инстанцию - Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, г. Тюмень в течение двух месяцев со дня вступления решения в законную силу.