Законы и бизнес в России

Решение Алтайского краевого суда от 12.08.2008 О признании недействующими частей 3, 4 ст. 46-1 Закона Алтайского края “Об административной ответственности за совершение правонарушений на территории Алтайского края“ от 10.07.2002 N 46-ЗС.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2008 N 51-Г08-29 данное решение оставлено без изменения.

АЛТАЙСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 12 августа 2008 года

Алтайский краевой суд в составе:

Председательствующего: К.,

При секретаре: Т.

С участием прокурора: П.

Рассмотрев дело по заявлению прокурора Алтайского края в защиту интересов Российской Федерации о признании недействующим и не подлежащим применению в части Закона Алтайского края от 10 июля 2002 года N 46-ЗС “Об административной ответственности за совершение правонарушений на территории Алтайского края“,

установил:

прокурор Алтайского края обратился в суд с заявлением о признании противоречащим закону и недействующим ч.ч. 3, 4 ст. 46-1 Закона Алтайского края от 10 июля 2002 года N 46-ЗС “Об административной ответственности за совершение правонарушений на территории Алтайского края“ (далее по тексту Закон АК N 46-ЗС).

В обоснование заявленных требований прокурор указал, что оспариваемыми положениями установлена административная ответственность за несоблюдение требований о предрейсовом медицинском осмотре и о предрейсовом техническом осмотре транспортного средства при осуществлении перевозок пассажиров транспортом общего пользования.

Считает, что указанные положения противоречат действующему федеральному законодательству.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Пунктом 3 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях отнесено установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Требования о предрейсовом медицинском и техническом осмотре транспортного средства при осуществлении перевозок пассажиров транспортом общего пользования установлены ст. 20 Федерального закона от 10.12.95 N 196-ФЗ “О безопасности дорожного движения“, вследствие чего установление административной ответственности за невыполнение указанных требований относится к компетенции федеральных органов государственной власти.

Кроме того, в соответствии с Положением о лицензировании перевозок пассажиров автомобильным транспортом, оборудованным для перевозок более 8 человек (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя), утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30.10.2006 года N 637, использование транспортных средств, не допущенных в установленном порядке к эксплуатации и не прошедших предрейсового технического осмотра, является грубым нарушением лицензиатом лицензионных требований и условий.

При этом ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).

Таким образом, административная ответственность за несоблюдение требований о предрейсовом техническом осмотре уже предусмотрена в ст. 14.1 КоАП РФ.

В судебном заседании прокурор поддержал заявленные требования по основаниям, указанным в заявлении.

Представитель Алтайского краевого Законодательного собрания Б. в судебном заседании требования прокурора не признала, поскольку в пределах полномочий, предоставленных ФЗ “О безопасности дорожного движения“ субъекту Российской федерации, принят закон Алтайского края “О безопасности дорожного движения“, которым установлена обязанность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей организовывать проведение предрейсовых, межрейсовых и послерейсовых медицинских осмотров водителей (п. 6 ст. 4), ежедневно контролировать техническое состояние транспортных средств перед выездом на линию и при возвращении к месту стоянки, своевременно устранять их технические неисправности (п. 11 ст. 4). Аналогичная норма установлена также п.п. 5, 6 ст. 6 Закона АК “Об организации транспортного обслуживания населения в Алтайском крае“. Поскольку Законами Алтайского края, принятыми в пределах предоставленных федеральным законодательством полномочий, установлены нормы, обязывающие юридических лиц и индивидуальных предпринимателей проводить предрейсовый медицинский осмотр и предрейсовый технический осмотр транспортного средства, то, в силу п. 3 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ законодательство субъекта РФ об административных правонарушениях может предусматривать ответственность за нарушение указанных норм. Считает также несостоятельными доводы прокурора о том, что административная ответственность по вопросу невыполнения требований о предрейсовом медицинском осмотре и техническом осмотре транспортного средства установлена ст. 14.1 КоАП РФ, поскольку ст. 46-1 Закона АК N 46-ЗС устанавливает административную ответственность в области дорожного движения, а административное правонарушение, предусмотренное ст. 14.1 КоАП РФ, относится к правонарушениям в области предпринимательской деятельности.

Изучив материалы дела, выслушав прокурора П., представителя Алтайского краевого Законодательного собрания Б., суд считает, что заявление прокурора подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. “к“ ч. 1 ст. 72 Конституции РФ административное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В ч. 2 ст. 76 Конституции РФ предусмотрено, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

В силу ч. 5 этой же статьи Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Согласно ст. 1.3 КоАП РФ установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, относится к ведению Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 20 ФЗ “О безопасности дорожного движения“, регламентирующей основные требования по обеспечению безопасности дорожного движения к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям при осуществлении ими деятельности, связанной с эксплуатацией транспортных средств, юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие на территории Российской Федерации указанную деятельность обязаны организовывать и проводить с привлечением работников органов здравоохранения предрейсовые медицинские осмотры водителей; Обеспечивать соответствие технического состояния транспортных средств требованиям безопасности дорожного движения и не допускать транспортные средства к эксплуатации при наличии у них неисправностей, угрожающих безопасности дорожного движения.

Согласно Положению об обеспечении безопасности дорожного движения в предприятиях, учреждениях, организациях, осуществляющих перевозки пассажиров и грузов, утвержденному Приказом Министра транспорта РФ от 9 марта 1995 года N 27 (зарегистрировано в Минюсте РФ 9 июня 1995 года N 868) организация обязана организовать проведение предрейсовых, межрейсовых и послерейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств; обеспечивать ежедневный контроль технического состояния транспортных средств перед выездом на линию и по возвращении к месту стоянки.

Правилами дорожного движения Российской Федерации предусмотрены обязанности водителей по проверке перед выездом исправного технического состояния транспортного средства и прохождению в установленных случаях медицинского освидетельствования (п.п. 2.3.1, 2.3.2).

Таким образом, нормы, предусматривающие обязанность по организации и проведению предрейсовых медицинских осмотров водителей и предрейсовых осмотров транспортных средств, запрет на допуск транспортных средств к эксплуатации при наличии у них неисправностей, угрожающих безопасности дорожного движения, обязанности водителей по проверке технического состояния транспортных средств и прохождению медицинского освидетельствования установлены федеральным законом и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Следовательно, субъект Российской Федерации в нарушение ч. 3 ст. 1.3 КоАП РФ включил в оспариваемый (в части) закон N 46-ЗС статью, регламентирующую административную ответственность по вопросу, имеющему федеральное значение, за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральным законом.

Ссылка представителя заинтересованного лица на то, что положения о наличии у юридических лиц и индивидуальных предпринимателей обязанностей по организации и проведению предрейсовых медицинских осмотров и обеспечению ежедневного контроля технического состояния транспортных средств закреплены в ст. 4 Закона АК “О безопасности дорожного движения“ и ст. 6 Закона АК “Об организации транспортного обслуживания населения в Алтайском крае“ и поэтому субъект РФ вправе был установить административную ответственность за невыполнение этих требований, не может быть принята во внимание, поскольку эти положения воспроизводят положения федерального законодательства.

Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 17 ФЗ “О лицензировании отдельных видов деятельности“ деятельность по перевозке пассажиров автомобильным транспортом, оборудованном для перевозок более восьми человек, подлежит лицензированию.

Согласно ст. 2 этого же закона лицензия - это специальное разрешение, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, на осуществление конкретного вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий.

В силу пп. “б“ п. 4 Положения о лицензировании перевозок, пассажиров автомобильным транспортом, оборудованным для перевозок более 8 человек, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30 октября 2006 года N 637, к лицензионным требованиям и условиям при осуществлении перевозок пассажиров, в частности, относится соблюдение лицензиатом установленных законом и иными нормативными правовыми актами в области автомобильного транспорта требований по организации и осуществлению перевозок пассажиров.

Следовательно, лицензиат обязан соблюдать требования вышеуказанных нормативных правовых актов об организации предрейсовых медицинских осмотров и предрейсовых технических осмотрах транспортных средств.

Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ, а с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией) - ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах ссылка представителя заинтересованного лица на то, что федеральным законодателем вопрос административной ответственности за нарушение требований об организации предрейсовых медицинских осмотров и технических осмотров транспортных средств не решен, является несостоятельной.

При этом следует также принять во внимание, что КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за выпуск на линию транспортного средства, имеющего неисправности, с которыми запрещена эксплуатация (ч. 2 ст. 12.31), за управление транспортным средством при наличии неисправностей или условий, при которых эксплуатация транспортных средств запрещена (ст. 12.5), за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения (ст. 12.8), за допуск к управлению транспортным средством водителя, находящегося в состоянии опьянения (ст. 12.32).

В соответствии с ч. 2 ст. 253 ГПК РФ установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Поскольку в данном случае установлено, что закон АК N 46-ЗС в оспариваемой прокурором части противоречит нормативному правовым актам, имеющим большую юридическую силу, то заявленные прокурором требования подлежат удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194, 196 - 199 ГПК РФ, суд

решил:

заявление прокурора Алтайского края об оспаривании в части нормативного правового акта удовлетворить.

Признать недействующими ч.ч. 3, 4 ст. 46-1 закона Алтайского края от 10 июля 2002 года N 46-ЗС “Об административной ответственности за совершение правонарушений на территории Алтайского края“ с момента вступления в законную силу настоящего решения суда.

Взыскать с Алтайского краевого Законодательного Собрания государственную пошлину в доход федерального бюджета в размере 2000 рублей.

На решение может быть подана жалоба, а прокурором принесено представление в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.