Законы и бизнес в России

Решение Арбитражного суда Амурской области от 18.09.2002 N А04-2143/02-3/38 Суд установил, что налогоплательщик не обязан сообщать налоговому органу о действиях судебного пристава по аресту и реализации имущества

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

18 сентября 2002 года Дело N А04-2143/02-3/38

(извлечение)

Рассмотрев 18 сентября 2002 года исковое заявление государственного унитарного предприятия к межрайонной ИМНС, Арбитражный суд Амурской области установил:

Государственное унитарное предприятие “Белогорское дорожное управление“ (далее - ГУП “БДУ“) обратилось в Арбитражный суд Амурской области с заявлением о признании недействительным решения межрайонной инспекции МНС РФ N 3 по Амурской области от 20 февраля 2002 г. N 1 “О привлечении к налоговой ответственности за несоблюдение порядка владения, пользования и (или) распоряжения имуществом, на которое наложен арест“, по которому на него наложен штраф в сумме 10000 руб.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований по заявлению, привлечено подразделение службы судебных приставов N 7 по г. Белогорску.

В судебном заседании представитель заявителя пояснил, что решением налогового органа заявитель привлечен к ответственности по ст. 125 НК РФ в виде штрафа в сумме 10000 руб. При этом существом правонарушения указано то, что руководство ГУП “БДУ“ не уведомило подразделение судебных приставов г. Белогорска об имеющемся аресте имущества в порядке ст. 77 НК РФ, а также не уведомило налоговый орган о наложении ареста на имущество судебными приставами и допустило реализацию этого имущества без разрешения налогового органа.

Заявитель считает незаконным решение налогового органа, поскольку налоговым законодательством не предусмотрена обязанность налогоплательщика сообщать налоговому органу о действиях судебного пристава по аресту и реализации имущества. В бездействии ГУП “БДУ“ отсутствует противоправность, так как НК РФ не предусматривает ответственности за несообщение налоговому органу или судебному приставу - исполнителю об аресте имущества, и отсутствует вина налогоплательщика.

Межрайонная инспекция МНС РФ N 3 по Амурской области не согласилась с требованиями заявителя, пояснив, что налоговый орган расценивает бездействие ГУП “БДУ“ в виде несообщения судебным приставам об имеющемся аресте имущества, произведенном налоговым органом, как несоблюдение порядка владения, пользования и распоряжения имуществом, на которое наложен арест.

Представитель службы судебных приставов г. Белогорска в судебном заседании пояснил, что судебный пристав - исполнитель при наложении ареста на имущество ГУП “БДУ“ и последующей его реализации не знал о том, что такой арест уже наложен налоговым органом.

В судебном заседании исследованы материалы исполнительных производств N 6821-08/00 и 695-08, 6822-08 в отношении ГУП “БДУ“.

Заслушав стороны в судебном заседании и исследовав материалы дела, суд установил.

8 августа 2000 года на основании Постановления N 47 от 4 июля 2000 года ИМНС по г. Белогорску, службой судебных приставов - исполнителей г. Белогорска возбуждено исполнительное производство в отношении ГУП “БДУ“ о взыскании 16693344,42 руб.

В период осуществления исполнительного производства налоговым органом произведен арест имущества ГУП “БДУ“ на основании Постановления ИМНС по г. Белогорску от 31 августа 2000 года в соответствии со ст. 77 НК РФ, что подтверждается протоколом ареста и описью имущества налогоплательщика от 25 сентября 2000 года.



12 апреля 2001 года постановление N 47 от 4 июля 2000 года возвращено судебным приставом - исполнителем в ИМНС по г. Белогорску частично исполненным. Как пояснил в судебном заседании представитель ПСП N 7 г. Белогорска, постановление возвращено по заявлению взыскателя, а не по подпунктом 4 пункта 1 ст. 26 ФЗ “Об исполнительном производстве“, как это указано в сопроводительном письме от 12 апреля 2001 года.

18 января 2001 года на основании решения Отделения ПФР по Амурской области на сумму 3905862 руб. судебным приставом - исполнителем возбуждено исполнительное производство, затем объединенное в сводное исполнительное производство по исполнению решения ПФР по Амурской области и Постановления N 20 от 1 июня 2001 года ИМНС по г. Райчихинску на сумму 389541 руб.

В рамках данного сводного исполнительного производства судебным приставом - исполнителем произведены арест и реализация имущества ГУП “БДУ“, в том числе того, на которое налоговым органом наложен арест в порядке ст. 77 НК РФ.

28 января 2002 года межрайонная инспекция МНС РФ N 3 (правопреемник ИМНС по г. Белогорску) по Амурской области провела выездную налоговую проверку ГУП “БДУ“ за период с 1 января 2001 года по 19 ноября 2001 года по вопросу сохранности арестованного имущества по ст. 77 НК РФ.

По результатам проверки составлен акт от 28 января 2002 года, которым налоговый орган установил, что подразделением судебных приставов г. Белогорска реализовано имущество, принадлежащее ГУП “БДУ“ и арестованное налоговым органом в порядке ст. 77 НК РФ - склад ГСМ, сварочный трансформатор, гараж - стоянка, гараж, котельная. ГУП “БДУ“, которому было передано на хранение указанное имущество согласно протоколу ареста, не уведомило ПСП N 7 г. Белогорска о имеющемся аресте имущества в порядке ст. 77 НК РФ, а также не уведомило ИМНС по г. Белогорску о наложении ареста на имущество судебными приставами и допустило реализацию этого имущества без разрешения руководителя налогового органа. По результатам проверки решением руководителя межрайонной инспекции МНС РФ N 3 по Амурской области N 1 от 20 февраля 2002 года ГУП “БДУ“ привлечено к ответственности по ст. 125 НК РФ в виде штрафа в сумме 10000 руб. за несоблюдение установленного порядка владения, пользования и распоряжения имуществом, на которое наложен арест.

Оценивая изложенные обстоятельства, суд считает, что решение налогового органа о привлечении к ответственности ГУП “БДУ“ не соответствует законодательству РФ по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 НК РФ несоблюдение установленного НК РФ порядка владения, пользования и (или) распоряжения имуществом, на которое наложен арест, влечет взыскание штрафа в размере 10 тысяч рублей.

Порядок владения, пользования и (или) распоряжения имуществом, на которое наложен арест, предусмотрен в ст. 77 НК РФ, в частности, п. 12 данной статьи предусматривает, что отчуждение (за исключением производимого под контролем либо с разрешения налогового или таможенного органа, применившего арест), растрата или сокрытие имущества, на которое наложен арест, не допускаются.

Однако, как следует из материалов дела, ГУП “БДУ“ не производило отчуждения имущества, растраты или его сокрытия. Арест и реализация имущества ГУП “БДУ“ были произведены судебным приставом - исполнителем в рамках сводного исполнительного производства в пользу взыскателей - ОПФР по Амурской области и ИМНС по г. Райчихинску.

Ни Налоговым кодексом РФ, ни ФЗ “Об исполнительном производстве“ не предусмотрена обязанность должника (налогоплательщика) сообщать судебному приставу - исполнителю об имеющемся аресте имущества либо сообщать налоговому органу о произведенных приставом - исполнителем аресте и реализации имущества, арестованного в порядке ст. 77 НК РФ.

Таким образом, в действиях (бездействии) ГУП “БДУ“ отсутствует объективная сторона налогового правонарушения, предусмотренного ст. 1245 НК РФ.

Кроме того, совместным Приказом МНС РФ N ВГ-3-10/265 и Министерства юстиции РФ N 215 “Об утверждении порядка взаимодействия налоговых органов Российской Федерации и служб судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации по принудительному исполнению постановлений налоговых органов и иных исполнительных документов“ в соответствии с п. 2.6 установлено, что копии актов описи и ареста имущества должника в 3-дневный срок с момента наложения ареста направляются в налоговый орган, вынесший постановление.

В соответствии с ч. 1 ст. 55 ФЗ “Об исполнительном производстве“ в случаях, когда в подразделении в отношении одного и того же должника возбуждено несколько исполнительных производств, они объединяются в сводное исполнительное производство и на имущество должника в пределах общей суммы взыскания, исполнительского сбора и предполагаемых расходов по совершению исполнительных действий налагается арест, позволяющий исполнить исполнительный документ вне зависимости от арестов имущества должника, произведенных в обеспечение другого иска (исков).

Однако с 18 января 2001 года по 12 апреля 2001 года в подразделении службы судебных приставов N 7 г. Белогорска существовало два исполнительных производства в отношении одного и того же должника - ГУП “БДУ“.

ПСП N 7 г. Белогорска в нарушение ст. 55 ФЗ “Об исполнительном производстве“ не объединило в сводное исполнительное производство два исполнительных производства (по одному взыскатель - ИМНС по г. Белогорску, по другому взыскатели - ИМНС по г. Райчихинску и ОПФР по Амурской области) в отношении одного должника - ГУП “БДУ“.



В соответствии со ст. 60 ФЗ “Об исполнительном производстве“ в случае ареста судебным приставом - исполнителем принадлежащего должнику - организации имущества третьей очереди (недвижимое имущество), он в трехдневный срок после осуществления ареста направляет в Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете Российской Федерации по управлению государственным имуществом уведомление о произведенном аресте имущества должника - организации с приложением сведений о составе и стоимости имущества, на которое наложен арест, а также о сумме требований взыскателя.

Копия указанного уведомления направляется в налоговый орган, контролирующий осуществление должником - организацией платежей в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды.

В результате неисполнения требований ст. 55 и 60 ФЗ “Об исполнительном производстве“ судебным приставом - исполнителем не уведомлен о произведенном аресте имущества один из взыскателей - ИМНС по г. Белогорску.

На основании изложенного суд считает, что вины ГУП “БДУ“ в том, что подразделением службы судебных приставов г. Белогорска не соединено в сводное исполнительное производство исполнение по исполнительным документам ИМНС по г. Белогорску, ИМНС по г. Райчихинску и ОПФР по Амурской области в отношении ГУП “БДУ“ и не уведомлен один из взыскателей, нет.

Таким образом, отсутствует субъективная сторона правонарушения, предусмотренного ст. 125 НК РФ.

Поскольку состав (объективная и субъективная стороны) правонарушения, предусмотренного ст. 125 НК РФ, в бездействии ГУП “БДУ“ отсутствует, суд находит необоснованным привлечение заявителя к ответственности по данной статье НК РФ, в связи с чем заявление ГУП “БДУ“ о признании недействительным решения межрайонной инспекции МНС РФ N 3 по Амурской области подлежит удовлетворению.

Заявителем при подаче заявления уплачена госпошлина в сумме 1000 руб., она подлежит возврату из федерального бюджета, так как ответчик от уплаты госпошлины освобожден.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 167 - 170, 180, 201 АПК РФ, суд решил:

Решение межрайонной инспекции МНС РФ N 3 по Амурской области от 20 февраля 2002 г. N 1 о привлечении Государственного унитарного предприятия “Белогорское дорожное управление“ к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения признать незаконным как не соответствующее статье 125 НК РФ.