Законы и бизнес в России

Постановление Апелляционной инстанции Арбитражного суда Амурской области от 18.09.2002 N А04-1260/02-18/53 Апелляционная инстанция отменила решение суда первой инстанции об отмене государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество в связи с тем, что правомерная передача недвижимости по акту приема - передачи была проведена между акционерными обществами до введения внешнего управления в отношении передающего собственность ОАО и до вступления в силу ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ПО ПРОВЕРКЕ ЗАКОННОСТИ

И ОБОСНОВАННОСТИ РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНОГО СУДА,

НЕ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ

18 сентября 2002 года Дело N А04-1260/02-18/53

(извлечение)

Акционерный коммерческий сберегательный банк РФ (ОАО) в лице филиала 8636 Сбербанка России Благовещенского отделения (далее - Сбербанк России) обратился в Арбитражный суд Амурской области с иском к Амурскому областному учреждению юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - Учреждение юстиции), ОАО “Горная компания “Караурак“ (далее - ОАО “ГК “Караурак“), ОАО “Горная компания “Золотая Корона“ (далее - ОАО “ГК “Золотая Корона“) и ЗАО “Континент Ойл“ о признании недействительной государственной регистрации права собственности на хвостохранилище, расположенное в п. Токур Селемджинского района Амурской области, за ОАО “ГК “Караурак“, а затем за ЗАО “Континент Ойл“.

До принятия решения Сбербанк России уточнил исковые требования и просил признать недействительной государственную регистрацию перехода права собственности на хвостохранилище (дамбы) площадью 26,80 га, расположенное в п. Токуре Селемджинского района Амурской области, от ОАО “ГК “Золотая Корона“ к ОАО “ГК “Караурак“, произведенную 5 ноября 2001 года под номером 28-01-4/2001-679 на основании акта приема - передачи от 10 августа 2000 года, а также последующую государственную регистрацию перехода права собственности на указанное хвостохранилище от ОАО “ГК “Караурак“ к ЗАО “Континент Ойл“, произведенную 14 ноября 2001 года под номером 28-01-4/2001-750 на основании договора купли - продажи б/н от 13 июля 2001 года, как совершенную в нарушение требований законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Согласно объявленной в судебном заседании резолютивной части решения от 21 июня 2002 года судом иск удовлетворен полностью. Признаны недействительными государственная регистрация перехода права собственности на хвостохранилище (дамбы) площадью 26,80 га, расположенное в п. Токуре Селемджинского района Амурской области, от ОАО “ГК “Золотая Корона“ к ОАО “ГК “Караурак“, произведенной 5 ноября 2001 года под номером 28-01-4/2001-679, и государственная регистрация перехода права собственности на указанное хвостохранилище от ОАО “ГК “Караурак“ к ЗАО “Континент Ойл“, произведенная 14 ноября 2001 года под номером 28-01-4/2001-750.

В соответствии же с содержанием резолютивной части решения суда от 21 июня 2002 года, изготовленного в полном объеме, иск удовлетворен полностью, однако указано лишь о признании недействительной государственной регистрации перехода права собственности на хвостохранилище (дамбы) площадью 26,80 га, расположенное в п. Токуре Селемджинского района Амурской области, от ОАО “ГК “Караурак“ к ЗАО “Континент Ойл“, произведенной 14 ноября 2001 года под номером 28-01-4/2001-750.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что до момента госрегистрации перехода права собственности на спорное хвостохранилище к ОАО “ГК “Караурак“ за ОАО “ГК “Золотая Корона“ сохранялось право собственности на этот объект недвижимости, а поскольку в силу ст.ст. 57, 70 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ имущественные требования могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением предусмотренного этим ФЗ порядка и с учетом моратория на удовлетворение требований кредиторов, то произведенная Учреждением юстиции госрегистрация перехода права собственности на спорное хвостохранилище является недействительной.

Суд также посчитал ничтожной сделку по купле - продаже спорного хвостохранилища, совершенную между ОАО “ГК “Караурак“ и ЗАО “Континент Ойл“.

Учреждение юстиции, ОАО “ГК “Караурак“ и ЗАО “Континент Ойл“, не согласившись с решением суда, подали на него апелляционные жалобы, в которых просят решение отменить как вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права и принять новое решение об отказе в иске.

Учреждение юстиции в обоснование своих доводов по апелляционной жалобе со ссылкой на ст.ст. 213, 223 п. 2 ГК РФ и п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав“ указывает на то, что судом первой инстанции сделан неправильный вывод о сохранении за ОАО “ГК “Золотая Корона“ права собственности на спорное хвостохранилище до момента государственной регистрации перехода этого права к ОАО “ГК “Караурак“ (5 ноября 2001 года).

Кроме того, Учреждение юстиции считает, что поскольку взнос недвижимого имущества в виде хвостохранилища в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ был осуществлен ОАО “ГК “Золотая Корона“ на основании акта приема - передачи от 10 августа 2000 года до введения в отношении последнего внешнего управления, и согласно п. 1 ст. 2 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ государственная регистрация прав является лишь юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ, а не сделкой как таковой, то судом первой инстанции государственная регистрация перехода права собственности на спорное хвостохранилище неверно расценена как предъявление при процедуре банкротства денежного требования.



ЗАО “Континент Ойл“ в апелляционной жалобе также со ссылкой на ст. 66 п. 1, ст. 213 ГК РФ и п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав“ полагает, что ОАО “ГК “Караурак“ приобрело, а ОАО “ГК “Золотая Корона“ утратило право собственности на спорное хвостохранилище с момента внесения его в уставный капитал и регистрации нового юридического лица, что имело место до возбуждения в отношении ОАО “ГК “Золотая Корона“ дела о несостоятельности (банкротстве), и поэтому законодательство о несостоятельности (банкротстве) на спорные правоотношения не распространяется и сама передача хвостохранилища в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ не нарушает права и законные интересы кредиторов ОАО “ГК “Золотая Корона“.

По мнению ЗАО “Континент Ойл“, обязательство ОАО “ГК “Золотая Корона“ по передаче в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ индивидуально - определенной вещи в виде хвостохранилища не является денежным обязательством, понятие которого дано в ст. 2 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ как обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ, а ОАО “ГК “Караурак“ не является по отношению к ОАО “ГК “Золотая Корона“ кредитором по денежному обязательству. В соответствии же со ст. 70 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ мораторий на удовлетворение требований кредиторов, который вводится при процедуре внешнего управления, распространяется только на денежные обязательства и обязательные платежи, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления.

По мнению ЗАО “Континент Ойл“, обязательство, которое исполнялось ОАО “ГК “Золотая Корона“ в отношении хвостохранилища после возбуждения дела о банкротстве, это не обязательство по отчуждению имущества, а лишь обязательство по направлению (подаче) необходимых документов для государственной регистрации перехода права собственности на хвостохранилище в Учреждение юстиции. При этом, как считает ЗАО “Континент Ойл“, поскольку ОАО “ГК “Золотая Корона“ передало хвостохранилище в уставный капитал до возбуждения дела о банкротстве и получило в счет своего вклада акции ОАО “ГК “Караурак“ на стоимость переданного имущества, внешний управляющий ОАО “ГК “Золотая Корона“ был не вправе отказаться или уклониться от государственной регистрации перехода права собственности на хвостохранилище, а в случае, если бы уклонение имело место, ОАО “ГК “Караурак“ заявило бы законное требование о понуждении к государственной регистрации перехода права собственности в судебном порядке.

Кроме того, ЗАО “Континент Ойл“ обращает внимание на то, что суд первой инстанции в решении не сослался на какую-либо норму ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“, которая была бы нарушена Учреждением юстиции при государственной регистрации перехода права собственности на хвостохранилище от ОАО “ГК “Золотая Корона“ к ОАО “ГК “Караурак“.

ОАО “ГК “Караурак“ в обоснование доводов по апелляционной жалобе также ссылается на вещный, а не денежный характер требования ОАО “ГК “Караурак“, что предполагает рассмотрение таких требований в общем порядке вне рамок процедуры банкротства.

Заявитель жалобы не согласен с выводом суда о сохранении за ОАО “ГК “Золотая Корона“ права собственности на хвостохранилище до 5 ноября 2001 года, то есть до дня госрегистрации перехода права собственности, по тем же основаниям, что и ЗАО “Континент Ойл“.

В отзыве на апелляционные жалобы и дополнении к нему Сбербанк России считает апелляционные жалобы не подлежащими удовлетворению, а решение суда законным и обоснованным.

В обоснование своих доводов Сбербанк России ссылается на то, что в соответствии со ст.ст. 131, 223 ГК РФ право собственности на хвостохранилище сохранялось за ОАО “ГК “Золотая Корона“ до момента госрегистрации перехода этого права к ОАО “ГК “Караурак“.

По его мнению, доводы заявителей жалобы о том, что требования ОАО “ГК “Караурак“ к ОАО “ГК “Золотая Корона“ носили вещный, а не денежный характер, необоснованны, поскольку в соответствии с п. 6 ст. 66 ГК РФ вкладом в имущество хозяйственного товарищества или общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку.

Сбербанк России считает, что согласно ст.ст. 11 п. 4 и 57 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ ОАО “ГК “Караурак“ должно было предъявлять свои имущественные требования к ОАО “ГК “Золотая Корона“ только в порядке, предусмотренном указанным выше ФЗ, вследствие чего Учреждение юстиции произвело госрегистрацию перехода права собственности незаконно, т.к. в силу ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона и иных правовых актов, ничтожна.

Со ссылкой на ст.ст. 6, 11 ФЗ “О недрах“, ст.ст. 1, 10 п. 3 ФЗ “Об отходах производства и потребления“ и ст. 135 ГК РФ Сбербанк России полагает, что золотоизвлекательная фабрика и хвостохранилище входят в единый технологический процесс по добыче и извлечению полезных ископаемых, являются единым объектом, поэтому хвостохранилище, как принадлежность, должно следовать судьбе главной вещи - золотоизвлекательной фабрике.

Кроме того, Сбербанк России обращает внимание на то, что согласно имеющемуся у него акту приема - передачи основных средств от ООО “Старательская артель “Ника“ в уставный капитал ОАО “ГК “Золотая Корона“ от 29 октября 1997 года хвостохранилище, как отдельный объект, не указывалось, что подтверждает вхождение хвостохранилища в состав золотоизвлекательной фабрики. В материалах же регистрационного дела Учреждения юстиции имеется акт приема - передачи от той же даты (29 октября 1997 года), где хвостохранилище выделено в отдельный объект.

ОАО “ГК “Золотая Корона“ в отзыве на апелляционные жалобы считает их необоснованными, а решение суда законным. В подтверждение своих доводов ссылается на то, что с момента введения внешнего управления вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления. Собранием же кредиторов ОАО “ГК “Золотая Корона“ не принималось решение в отношении отчуждения хвостохранилища.

В судебном заседании представители Учреждение юстиции, ОАО “ГК “Караурак“ и ЗАО “Континент Ойл“ апелляционные жалобы поддерживают, просят решение суда первой инстанции отменить и принять новое решение об отказе в иске. При этом дали пояснения, аналогичные доводам, изложенным в апелляционных жалобах.

Представители Сбербанка России и ОАО “ГК “Золотая Корона“ в судебном заседании просят решение оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения. В пояснениях привели те же доводы, которые изложены в отзывах на апелляционные жалобы.



Представитель ОАО “ГК “Золотая Корона“ дополнительно заявил, что взнос в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ был фактически внесен не имуществом в виде хвостохранилища, а наличными денежными средствами в сумме 100000 руб., которые были получены бывшим руководителем ОАО “ГК “Золотая Корона“ для этих целей, что отражено в бухгалтерском учете.

Стороны заключить мировое соглашение не желают.

Судом исследованы все материалы дела и дополнительно представленные доказательства.

В судебных прениях участвующие в деле лица подтвердили свои позиции. Реплик от лиц, участвующих в деле, не имелось.

Представителем ОАО “ГК “Золотая Корона“ заявлено устное ходатайство об объявлении перерыва в судебном заседании для представления им справки, полученной из БТИ г. Свободного, согласно которой последнее отдельно спорное хвостохранилище не регистрировало.

Представитель Сбербанка России данное ходатайство поддерживает. Остальные участники процесса возражают против удовлетворения этого ходатайства.

Суд апелляционной инстанции, обсудив ходатайство ОАО “ГК “Золотая Корона“, вынес и огласил протокольное определение об отказе в удовлетворении ходатайства. Суд считает, что в материалах дела имеется достаточно доказательств для того, чтобы сделать вывод по данному обстоятельству.

Других заявлений и ходатайств не поступило.

Заслушав участников процесса, исследовав материалы дела и дополнительно представленные доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости отмены решения, как вынесенного с неправильным применением норм материального права и нарушением норм процессуального права, и удовлетворения апелляционных жалоб Учреждения юстиции, ОАО “ГК “Караурак“ и ЗАО “Континент Ойл“.

Нарушение судом первой инстанции норм процессуального права выразилось в том, что в резолютивной части мотивированного решения в печатном виде указано лишь о признании недействительной государственной регистрации перехода права собственности на хвостохранилище от ОАО “ГК “Караурак“ к ЗАО “Континент Ойл“, произведенной 14 ноября 2001 года под номером 28-01-4/2001-750, и не содержится вывода о признании недействительной государственной регистрации перехода права собственности на спорное хвостохранилище от ОАО “ГК “Золотая Корона“ к ОАО “ГК “Караурак“, несмотря на то, что такой вывод содержится в оглашенной в судебном заседании резолютивной части решения. При этом судом первой инстанции дополнительное решение по данному вопросу не выносилось.

В соответствии с ч. 2 ст. 127 АПК РФ, действовавшей на момент вынесения решения, резолютивная часть решения должна содержать выводы об удовлетворении или отказе в удовлетворении каждого заявленного искового требования.

Из материалов дела следует, что согласно протоколам общих собраний учредителей ООО “Старательская артель “Ника“ и ООО “Артель старателей “Марагон“ от 27 октября 1997 года последними было принято решение об учреждении ОАО “ГК “Золотая Корона“ путем внесения в его уставный капитал денежных средств или имущества. 30 октября 1997 года ООО “СА “Ника“ и ООО “АС “Марагон“ подписан учредительный договор о создании ОАО “ГК “Золотая Корона“, в соответствии с которым уставный капитал последнего формируется за счет основных средств учредителей и составляет 60000000000 руб. (неденоминированных).

В материалах дела имеются два акта приема - передачи основных средств и оборудования от ООО “СА “Ника“ в уставный капитал ОАО “ГК “Золотая Корона“, датированные 29 октября 1997 года. В одном из них под N 16 значится золотоизвлекательная фабрика с полным комплектом оборудования стоимостью 15381600000 руб. (неденоминированных), в другом под NN 8, 10 отдельно выделены оборудование, сооружения золотоизвлекательной фабрики, в т.ч. хвостохранилище стоимостью 11682000 руб. и здание золотоизвлекательной фабрики стоимостью 6459000000 руб. (деноминированных). Общая стоимость имущества в том и другом актах равна 30000000 руб. (в деноминированном исчислении). Оба акта подписаны от лица руководителей с приложением оттисков печатей.

Согласно решению генерального директора ОАО “ГК “Золотая Корона“ от 17 марта 1998 г. N 01-ОС хвостохранилище выделено из общего комплекса золотоизвлекательной фабрики в отдельный объект учета. На данном решении имеется регистрационная запись БТИ г. Свободного с оттиском печати от 25 марта 1998 года, согласно которой хвостохранилище зарегистрировано за ОАО “ГК “Золотая Корона“ на праве собственности.

В соответствии с п. 3 ст. 213 ГК РФ коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

Согласно п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре учреждениями юстиции.

В силу положений п. 2 ст. 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ вступил в законную силу 31 января 1998 года и в п. 1 ст. 6 данного ФЗ указано, что права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Амурское областное Учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним создано постановлением Главы Администрации Амурской области от 4 июня 1999 г. N 336.

Произведенная БТИ г. Свободного 25 марта 1998 года, до образования в Амурской области Учреждения юстиции, регистрация права собственности на хвостохранилище за ОАО “ГК “Золотая Корона“ не является государственной регистрацией в смысле положений указанных выше норм ГК и ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“, однако поскольку хвостохранилище было передано в уставный капитал ОАО “ГК “Золотая Корона“ 29 октября 1997 года, до вступления в силу ФЗ, а общество в качестве юридического лица зарегистрировано 30 октября 1997 года, то его право собственности на хвостохранилище признается юридически действительным.

При таких обстоятельствах не имеют значения различия в актах приема - передачи имущества от ООО “СА “Ника“ в уставный капитал ОАО “ГК “Золотая Корона“. Сама сделка по передаче хвостохранилища в уставный капитал ОАО “ГК “Золотая Корона“ не признана недействительной в установленном законом порядке.

Согласно акту оценки от 9 августа 2000 года, произведенной агентством по торговле и оценке недвижимости “Мегаполис - Амур“, рыночная стоимость хвостохранилища определена в 80000 руб., приказом генерального директора ОАО “ГК “Золотая Корона“ от 9 августа 2000 г. N 32/1 хвостохранилище поставлено на баланс предприятия с указанной выше рыночной стоимостью.

В соответствии с протоколом заседания совета директоров ОАО “ГК “Золотая Корона“ от 3 августа 2000 года последним принято решение об учреждении ОАО “ГК “Караурак“ и оплате 50% акций вновь создаваемого общества не находящимся в залоге имуществом предприятия, что соответствует указанным в подпункте 16 п. 9.2 Устава общества полномочиям и не противоречит ст.ст. 48, 65 ФЗ “Об акционерных обществах“.

Как следует из учредительного договора от 10 августа 2000 года, заключенного между ОАО “ГК “Золотая Корона“ и гражданами Б., К., Б-й, М., на момент государственной регистрации ОАО “ГК “Караурак“ ОАО “ГК “Золотая Корона“ оплачивает акции на сумму 100000 руб. путем внесения в уставный капитал хвостохранилища стоимостью 80000 руб., а на оставшиеся 20000 руб. в течение года должно передать имущество или денежные средства. Учредители - граждане на момент госрегистрации оплачивают акции на общую сумму 100000 руб. путем внесения в уставный капитал имущества на сумму 50000 руб. и в течение года вносят денежные средства на оставшуюся сумму.

Спорное хвостохранилище было передано в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ по акту приема - передачи от 10 августа 2000 года.

Данная сделка, исходя из смысла п. 6 ст. 79 ФЗ “Об акционерных обществах“, является оспоримой, но никто из лиц, участвующих в деле, не представил вступившее в законную силу решение суда о признании ее недействительной.

Следовательно, суд апелляционной инстанции исходит из того, что указанная выше сделка является действительной и порождающей права и обязанности для сторон по сделке.

Довод ОАО “ГК “Золотая Корона“ о том, что обществом взнос в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ внесен не имуществом в виде хвостохранилища, а наличными денежными средствами в сумме 100000 руб., полученными в подотчет бывшим руководителем ОАО “ГК “Золотая Корона“, противоречит исследованным выше материалам дела и не подтвержден соответствующими доказательствами.

В обоснование своего довода представитель ОАО “ГК “Золотая Корона“ ссылается на информацию аудиторской фирмы “Слово“, согласно которой формирование вклада в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ в учете ОАО “ГК “Золотая Корона“ проведено 1 февраля 2001 года через подотчетное лицо руководителя предприятия, и на учетные данные главной книги за 2001 год (Дт58 - Кт71 - 100000 руб.).

Однако в этой же информации указано, что первичные оправдательные документы, подтверждающие внесение подотчетным лицом денежных средств в сумме 100000 руб. в качестве взноса в ОАО “ГК “Караурак“, не обнаружены.

Не представлены такие документы в суд и представителем ОАО “ГК “Золотая Корона“. ОАО “ГК “Караурак“ отрицает получение от ОАО “ГК “Золотая Корона“ или его руководителя указанных выше денежных средств в сумме 100000 руб., в том числе в качестве взноса в уставный капитал общества вместо хвостохранилища.

Таким образом, отраженный в бухгалтерском учете факт получения Тарановым В.И. в подотчет 100000 руб. наличных денежных средств при отсутствии первичных оправдательных документов не доказывает факт невнесения хвостохранилища в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“.

В силу п. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основание своих требований и возражений.

Суд апелляционной инстанции отвергает довод Сбербанка России о том, что хвостохранилище как принадлежность должно следовать судьбе главной вещи - золотоизвлекательной фабрики и не могло быть отчуждено отдельно от нее.

Из смысла ст. 1 ФЗ “Об отходах производства и потребления“ следует, что хвостохранилище - это специально оборудованное сооружение, предназначенное для размещения отходов. В п. 3 ст. 10 этого закона указано, что при проектировании предприятий, зданий, строений, сооружений и иных объектов, в процессе эксплуатации которых образуются отходы, необходимо предусматривать места для сбора отходов.

Из технического паспорта на хвостохранилище и приложения к заключенному между ОАО “ГК “Золотая Корона“ и администрацией местного самоуправления пос. Токур договору аренды земельного участка от 31 марта 1998 года следует, что хвостохранилище является отдельным объектом недвижимости - гидротехническим сооружением, занимающим площадь 268000 кв. м.

Хвостохранилище действительно по отношению к золотоизвлекательной фабрике является принадлежностью.

В соответствии со ст. 135 ГК РФ вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной вещи, и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное.

Из смысла данной статьи ГК РФ следует, что правило о следовании принадлежности судьбе главной вещи является диспозитивным. Поэтому соглашением сторон может быть предусмотрено, что передаче подлежит только главная вещь или только принадлежность.

В противном случае нарушались бы права собственника, предусмотренные ст. 209 ГК РФ, и положения ст. 421 ГК РФ о свободе договора.

В данном случае ОАО “ГК “Золотая Корона“, как собственник, было вправе отчуждать хвостохранилище отдельно от золотоизвлекательной фабрики, что и было предусмотрено в учредительном договоре о создании ОАО “ГК “Караурак“.

Что касается вопроса о лицензии на добычу золота, то он не имеет отношения к рассматриваемому спору.

Согласно заключенному 9 февраля 1999 года между ОАО “ГК “Золотая Корона“ и Сбербанком России договору о залоге N 2 недвижимого имущества предметом ипотеки являлась только золотоизвлекательная фабрика в виде пятиэтажного здания общей полезной площадью 2836 кв. м, общим объемом 45606 куб. м. Стороны в договоре не предусмотрели, что хвостохранилище входит в предмет ипотеки, поэтому последнее под залогом не находилось.

Вновь созданное ОАО “ГК “Караурак“ зарегистрировано в качестве юридического лица постановлением главы администрации г. Благовещенска от 21 августа 2000 г. N 543Р, обществу выдано свидетельство о государственной регистрации.

Данная регистрация в установленном законом порядке недействительной не признана.

Доводы заявителей жалоб о том, что с момента внесения хвостохранилища в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ ОАО “ГК “Золотая Корона“ утратило на него право собственности, являются ошибочными. Судом первой инстанции в этой части сделан правильный вывод.

В соответствии со ст. 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации. Статьей 131 ГК РФ предусмотрена обязательная регистрация права собственности на недвижимые вещи и перехода права собственности.

Согласно п. 1 ст. 2 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ государственная регистрация является единственным доказательством зарегистрированного права.

Поскольку переход права собственности от ОАО “ГК “Золотая Корона“ к ОАО “ГК “Караурак“ зарегистрирован Учреждением юстиции только 5 ноября 2001 года, то до этой даты ОАО “ГК “Золотая Корона“ не утратило, а ОАО “ГК “Караурак“ не приобрело право собственности на спорное хвостохранилище.

Определением Арбитражного суда Амурской области от 9 февраля 2001 года принято к производству заявление ООО “Стигл“ о признании ОАО “ГК “Золотая Корона“ несостоятельным (банкротом), и в отношении последнего введена процедура банкротства - наблюдение.

Определением от 14 февраля 2001 года на основании заявления Сбербанка России и в соответствии со ст. 44 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ и ст. 76 АПК РФ в качестве меры по обеспечению требований кредиторов на имущество ОАО “ГК “Золотая Корона“ наложен арест, Сбербанку России выдан исполнительный лист N 0000805 от 14 февраля 2001 года.

Постановлением судебного пристава - исполнителя службы судебных приставов N 25 г. Благовещенска от 20 февраля 2001 года по данному исполнительному листу возбуждено исполнительное производство.

Определением суда от 5 апреля 2001 года в отношении ОАО “ГК “Золотая Корона“ введено внешнее управление.

В силу ст. 69 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ с момента введения внешнего управления ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов снимаются, поэтому с 5 апреля 2001 года имущество ОАО “ГК “Золотая Корона“ под арестом не находилось.

Удовлетворяя исковые требования Сбербанка России, суд первой инстанции исходил из того, что взнос ОАО “ГК “Золотая Корона“ в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ в виде хвостохранилища имеет оценочную (денежную) стоимость, а согласно ст.ст. 57, 69, 70 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного настоящим федеральным законом, и с момента введения внешнего управления вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов, который распространяется на денежные обязательства, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления.

Данный вывод суда первой инстанции является неверным.

Из смысла ст.ст. 2, 4, 11, 15 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ следует, что имущественным требованием является денежное обязательство, то есть обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ.

В ст.ст. 69, 70 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ прямо указывается на распространение моратория только на денежные обязательства и обязательные платежи.

В рассматриваемом споре ОАО “ГК “Караурак“ каких-либо требований о выполнении ОАО “ГК “Золотая Корона“ денежных обязательств не предъявлял.

Ссылка Сбербанка России на п. 6 ст. 66 ГК РФ, в соответствии с которым вкладом в имущество хозяйственного товарищества или общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку, в данном случае значения не имеет.

Обязательства ОАО “ГК “Золотая Корона“ по передаче хвостохранилища в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“ были фактически выполнены 10 августа 2000 года, до возбуждения дела о банкротстве ОАО “ГК “Золотая Корона“. Требования ОАО “ГК “Караурак“ к ОАО “ГК “Золотая Корона“ сводились к принятию участия в государственной регистрации перехода права собственности на хвостохранилище по ранее совершенной сделке путем подачи в Учреждение юстиции соответствующего заявления и необходимых для регистрации перехода права собственности документов.

ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ не предусматривает каких-либо сроков регистрации перехода прав на недвижимое имущество после совершения сделки.

В силу п. 3 ст. 551 ГК РФ в случае, если одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности.

Как следует из материалов дела, переход права собственности на хвостохранилище к ОАО “ГК “Караурак“ был зарегистрирован на основании заявления представителя ОАО “ГК “Золотая Корона“, которому внешним управляющим была выдана доверенность от 27 августа 2001 года на совершение данных действий.

Суд апелляционной инстанции не принимает довод ОАО “ГК “Золотая Корона“ о том, что действия представителя ОАО “ГК “Золотая Корона“ вышли за рамки предоставленных ему полномочий, поскольку собранием кредиторов не принималось решение об отчуждении хвостохранилища.

Даже если рассматривать сам факт перехода права собственности на хвостохранилище как отчуждение имущества, то в силу положений ст.ст. 74 п. 1, ст. 76 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ внешний управляющий вправе самостоятельно распоряжаться имуществом должника, а с согласия собрания кредиторов или комитета кредиторов им должны совершаться лишь крупные сделки, к которым относятся сделки, влекущие распоряжение недвижимым имуществом, балансовая стоимость которого превышает 20 процентов балансовой стоимости активов должника на момент заключения сделки.

Из материалов дела следует, что балансовая стоимость хвостохранилища не превышает 20 процентов балансовой стоимости активов должника.

Более того, предметом иска является признание недействительной государственной регистрации перехода права собственности на хвостохранилище, а не признание недействительной сделки по отчуждению данного объекта недвижимости.

В соответствии с п. 1 ст. 2 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ государственная регистрация прав является лишь юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ.

Государственная регистрация перехода права на спорное хвостохранилище не затрагивает самого содержания да“ного права. Из положений ст. 17 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ основанием для государственной регистрации перехода права собственности на хвостохранилище являлся учредительный договор и акт передачи его в уставный капитал ОАО “ГК “Караурак“, которые не признаны судом в установленном законом порядке недействительными.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о совершении госрегистрации перехода права собственности на хвостохранилище от ОАО “ГК “Золотая Корона“ к ОАО “ГК “Караурак“ в нарушение ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ и ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ является необоснованным и противоречащим исследованным выше доказательствам.

Между ОАО “ГК “Караурак“ и ЗАО “Континент Ойл“ 13 июля 2001 года заключен договор купли - продажи хвостохранилища, в п. 1.3 которого стороны предусмотрели, что данный договор вступает в силу с момента государственной регистрации права собственности ОАО “ГК “Караурак“ на это недвижимое имущество.

Поскольку переход права собственности на хвостохранилище к ОАО “ГК “Караурак“ был зарегистрирован 5 ноября 2001 года, то договор купли - продажи от 13 июля 2001 года вступил в силу с данного момента. При таких обстоятельствах не имеется оснований считать этот договор недействительным, т.к. с 5 ноября 2001 года ОАО “ГК “Караурак“ в силу ст. 209 ГК РФ получил право распоряжаться данным имуществом.

Переход права собственности на хвостохранилище от ОАО “ГК “Караурак“ к ЗАО “Континент Ойл“ был зарегистрирован Учреждением юстиции 14 ноября 2001 года.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для признания данной регистрации перехода права собственности недействительной.

Исследовав и оценив изложенные выше доказательства и обстоятельства дела в их совокупности, суд апелляционной инстанции считает необходимым решение суда первой инстанции отменить и вынести новое решение об отказе в иске.