Законы и бизнес в России

Бюллетень Амурского областного суда за III квартал 1999 года

БЮЛЛЕТЕНЬ АМУРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

III КВАРТАЛ 1999 ГОДА

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

1) Кассационной инстанцией обвинительный приговор отменен, а уголовное дело прекращено за недоказанностью участия осужденного в совершении преступления.

Приговором Благовещенского городского суда Катэба А.В. признан судом виновным и осужден по ст. 109 ч. 1 УК РСФСР за умышленное причинение на почве личных неприязненных отношений менее тяжких телесных повреждений гр-ну Иванову А.С. ударами руками и ногами в область головы и по различным частям тела.

Кассационной инстанцией приговор суда отменен, а дело производством прекращено за недоказанностью участия осужденного в совершении преступления по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 309 УПК РСФСР обвинительный приговор постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. При этом обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Однако указанные требования закона судом выполнены не в полной мере.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства Катэба вину в предъявленном обвинении не признавал, указывая на то, что потерпевшего Иванова А.С. он никогда до судебного заседания не видел, в его квартире никогда не был, а вечером 20 марта 1995 года (в день совершения преступления) после работы он сразу пошел к себе домой, где и находился. Потерпевший Иванов А.С. подтвердил показания Катэба, указывая на то, что Катэба он не знает и никогда его не видел. Кто причинил ему телесные повреждения 20 марта 1995 года, он не помнит из-за полученной травмы головы.

В основу обвинительного приговора в отношении Катэба положены показания свидетеля Кабакова О.В. о том, что 20 марта 1995 года после работы он предложил Катэба зайти к Иванову и потребовать долг, который Иванов должен Свинкину. В квартире Иванова, когда последний ответил, что долг не может вернуть в связи с отсутствием денег, Катэба вспылил и стал избивать Иванова, нанося удары ему руками и ногами.

Однако судом не дана оценка показаниям свидетеля Кабакова в совокупности со всеми материалами дела, ставящими их под сомнение. Тем более других доказательств виновности Катэба органами следствия предоставлено не было.

Так, из показаний потерпевшего Иванова и свидетеля Кабакова следует, что 17 марта 1995 года Кабаков совместно со Свинкиным, с которым находится в дружеских отношениях, был в квартире у потерпевшего, где Свинкин требовал у Иванова возврата долга, наносил ему удары рукой по лицу, т.к. денег у Иванова не было. После этого Кабаков и Свинкин ушли, пообещав прийти 20 марта 1995 года.

Кроме того, определением суда от 5 декабря 1997 года уголовное дело в отношении Катэба направлялось прокурору для производства дополнительного следствия ввиду неполноты проведенного расследования. Постановлением органов дознания от 13 февраля 1998 года уголовное дело в отношении Катэба было прекращено за недоказанностью его вины. Однако постановлением прокурора г. Благовещенска от 21 октября 1998 года постановление органов дознания было отменено.

Вместе с тем, отмеченные в определении суда от 5 декабря 1997 года нарушения органами дознания устранены не были, в частности не был установлен мотив совершения Катэба преступления, т. к. Катэба и Иванов ранее были не знакомы и никаких личных неприязненных отношений между ними никогда не возникало. Суд же, вынося обвинительный приговор в отношении Катэба, вновь, в нарушение ч.1 ст. 314 УПК РСФСР, без всякого доказательственного подтверждения, указал на мотив совершения преступления - сложившиеся личные неприязненные отношения между Катэба и потерпевшим.

Таким образом, учитывая имеющиеся неустранимые сомнения в виновности Катэба, которые в соответствии со ст. 49 Конституции РФ толкуются в пользу подсудимого, судебная коллегия пришла к выводу о необходимости отмены приговора суда и прекращения уголовного дела в отношении Катэба.

2) Нарушение процедуры применения акта амнистии повлекло отмену постановления судьи о прекращении уголовного дела

Органами предварительного расследования Тарасенко О.А. предъявлено обвинение в том, что 2 сентября 1997 года он, управляя автомобилем, нарушил правила дорожного движения и совершил наезд на Перескокову Н.Р., которая от полученных повреждений скончалась.

Постановлением судьи Благовещенского районного суда, вынесенным в стадии назначения судебного заседания, уголовное дело в отношении Тарасенко О.А. прекращено в соответствии с п. “г“ п. 7 Постановления Государственной Думы от 18 июня 1999 года “Об объявлении амнистии“.

Судебная коллегия постановление судьи о прекращении уголовного дела в отношении Тарасенко О.А. отменила, указав следующее.

В соответствии со ст.5 УПК РСФСР, прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает.

Вместе с тем, как следует из материалов уголовного дела, мнение Тарасенко о применении в отношении него акта амнистии не выяснялось, о принятом в отношении него решении он извещен не был.

Кроме того, в материалах дела имеются данные о том, что в производстве Благовещенского городского суда с 30 марта 1997 года находится уголовное дело в отношении Тарасенко по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного ст.228 ч. 1, 3, 4 УК РФ. Однако судом не выяснялся вопрос о судьбе указанного дела, хотя данное обстоятельство влияет на применение либо не применение в отношении Тарасенко акта амнистии, поскольку акт об амнистии не применяется в отношении осужденных по совокупности преступлений, если на одно из них не распространяется действие амнистии.

При таких обстоятельствах постановление судьи в отношении Тарасенко подлежит безусловной отмене.

3) Срок наказания при особо опасном рецидиве преступлений не может быть ниже трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Приговором Свободненского городского суда Малков С.В. осужден по ст. 111 ч. 3 п. “в“ УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, Малков ранее три раза осуждался за умышленные преступления, в том числе и тяжкие: 1) 6 января 1987 года по ст. 89 ч. 3., 96 ч. 3, 15-89 ч. 3, 144 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы; 2) 27 июня 1988 года по ст. 155 ч. 3, 188 ч. 1, 195 ч. 3, 41 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы; 3) 29 сентября 1989 года по ст. 108 ч. 1, 41 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, судимости за данные преступления у него не погашены.

По настоящему делу Малков совершил умышленное преступление, предусмотренное ч. 3 п. “в“ ст. 111 УК РФ, в силу ст. 15 УК РФ относящееся к категории преступлений особо тяжких. Согласно ст. 18 УК РФ, рецидив преступлений признается особо опасным при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое преступление. При этом рецидив преступлений влечет более строгое наказание. В соответствии с ч.2 ст.68 УК РФ при особо опасном рецидиве преступлений срок наказания не может быть ниже трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

В связи с этим назначенное Малкову С.В. по ст. 111 ч. 3 п. “в“ УК РФ наказание в виде 6 лет лишения свободы является незаконным, так как три четверти от максимального срока наказания по данной статье составляют 9 лет лишения свободы.

Кроме того, в соответствии со ст. 58 УК РФ при особо опасном рецидиве преступлений отбывание лишения свободы назначается в исправительной колонии особого режима, а не строгого, как указано в приговоре суда.

В связи с допущенными нарушениями уголовного закона президиумом Амурского областного суда по протесту прокурора области приговор суда отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.

4) Кража чужого имущества на сумму, не превышающую одного минимального размера оплаты труда, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ.

Приговором Благовещенского городского суда от 10 августа 1999 года Байнов А. В. осужден по ст. ст.30 ч.3 и 158 ч.2 п. “б“ УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима за то, что имея судимость за кражу,20 апреля 1997 года ночью со строящегося объекта у дома по ул. Шимановского в г. Благовещенске пытался совершить кражу 60 кирпичей общей стоимостью 73260 рублей (в масштабе цен 1997 года), принадлежащих Груздьеву В. М., однако на месте преступления был задержан.

Президиумом Амурского областного суда приговор суда отменен и дело производством прекращено за отсутствием в действиях Байнова состава преступления по следующим основаниям.

В соответствии с примечанием к ст. 49 КоАП РСФСР (в редакции федерального закона РФ от 30 января 1999 г. N 2 ФЗ) хищение чужого имущества путем кражи признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда.

Упомянутый Федеральный закон имеет обратную силу согласно ч.2 ст. 54 Конституции РФ и ст. 10 УК РФ.

На момент совершения Байновым А.В. указанного деяния Федеральным законом от 20 декабря 1996 года был установлен минимальный размер оплаты труда 83490 рублей.

Таким образом, стоимость приготовленного Байновым А.В. к хищению имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда. Поэтому в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ст. 158 ч.2 п. “б“ УК РФ, не имеется.

5) Вопрос об отмене условного осуждения может быть разрешен судом только по представлению начальника уголовно-исполнительной инспекции.

По приговору суда Герасименко А. В. осужден по ст.228 ч.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ - условно с 3-годичным испытательным сроком, с возложением обязанностей не менять без согласия РОВД места жительства, периодически являться в РОВД на регистрацию.

Определением Ивановского районного суда условное осуждение в отношении Герасименко отменено с направлением осужденного в исправительную колонию общего режима для отбытия наказания по приговору суда. Основанием для отмены условного осуждения, как указано в определении, послужило то, что Герасименко А.В. систематически нарушает возложенные на него обязанности, злоупотребляет спиртными напитками, нарушает общественный порядок, за что неоднократно подвергался административным взысканиям.

Судебной коллегией определение суда отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 74 ч. 3 УК РФ в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

В соответствии со ст. 190 ч. 4 УИК РФ такое представление в суд может внести только начальник уголовно-исполнительной инспекции.

Из имеющегося в деле представления видно, что оно подписано старшим инспектором уголовно-исполнительной инспекции по Ивановскому району, что является недопустимым.

Кроме того, в представлении не указывается, по какому конкретно основанию подлежит отмене условное осуждение, в то время как в законе в качестве таковых предусмотрены систематическое или злостное неисполнение условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей (ст. 74 ч. 3 УК РФ).

В соответствии со ст. 190 ч. 5 УИК РФ систематическим неисполнением обязанностей являются совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом. Это положение закона необходимо учитывать при решении вопроса об отмене условного осуждения. Между тем, в представлении отражено лишь два случая невыполнения Герасименко А.В. обязанностей, возложенных судом. Если речь идет о злостном неисполнении обязанностей, то это необходимо было обосновать в представлении.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

1. Применение Закона РФ “О государственных долговых товарных обязательствах“.

Голубь А.В. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о взыскании компенсационной суммы 88000 руб. по целевым расчетным чекам на сумму 29122 руб., указав, что 16 июня 1993 года Тындинским отделением Сбербанка РФ N 3707 были выданы чеки на имя Голубь В.И. на общую сумму 29122 руб. для приобретения в III квартале 1993 г. автомобиля марки “ВАЗ 2121“.

Однако в указанное время автомобиль продан не был.

В силу договора уступки требования от 7 апреля 1999 года Голубь В.И. передал принадлежащие ему права, связанные с долговым товарным обязательством, в связи с чем истец обратился в суд.

Решением Благовещенского городского суда от 21 мая 1999 года постановлено взыскать с Министерства финансов Российской Федерации в пользу Голубь А.В. 88000 руб. и госпошлину в доход государства 2370 руб.

Кассационное производство возбуждено по протесту прокурора и жалобе управления Федерального казначейства по Амурской области.

Судебная коллегия отнесла судебное постановление к незаконным, отменила, направив дело на новое рассмотрение по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 1 Закона РФ “О государственных долговых товарных обязательствах“ от 1 июня 1995 года государственные долговые обязательства, в том числе в виде расчетных целевых чеков на приобретение автомобилей, признаны государственным внутренним долгом Российской Федерации.

В силу Закона РФ “О государственном внутреннем долге РФ“ от 13 ноября 1992 года государственным внутренним долгом признаются “обязательства Правительства РФ“.

Для разрешения спора суду следовало привлечь в дело надлежащего ответчика, при этом учесть Постановление Правительства РФ от 12 августа 1999 г. N 950 “О порядке назначения представителей интересов Правительства“.

Кроме того, в нарушение правил статей 6, 113 ГПК РСФСР, дело рассмотрено единолично судьей, несмотря на то, что цена иска составила более 80 минимальных размеров оплаты труда.

Кассационная инстанция также в определении указала, что судом приняты письменные доказательства, не имеющие правового значения. Подлинники чеков, договор об уступке требования от 7 апреля 1999 года в деле отсутствуют. Имеющиеся ксерокопии не могут служить доказательствами.

Суд также нарушил требования Закона “О государственной пошлине“ и взыскал с Министерства финансов РФ государственную пошлину (определение судебной коллегии от 16 июля 1999 года, дело N 33-853).

2. Разрешение споров о признании имущества бесхозяйным

Государственная налоговая инспекция по г. Благовещенску обратилась с заявлением о признании права муниципальной собственности на невостребованный автотранспорт в количестве 88 единиц и мототранспорт - 189 единиц, находящийся на арестплощадке ООО “Утес“ У ГИБДД УВД, в связи с тем, что в течение пяти лет по ряду единиц владельцы отказались забрать свой транспорт. На остальной владельцы не установлены.

Решением Благовещенского городского суда от 2 июля 1999 года требования удовлетворены.

В кассационной инстанции дело рассмотрено по протесту прокурора.

Судебной коллегией установлен ряд допущенных судом нарушений норм как материального, так и процессуального права.

К спорным правоотношениям подлежали применению правила статьи 284 ГПК РСФСР, согласно которой заявление о признании имущества бесхозяйным подается финансовым органом, исполнительным органом, и ст. 266 ГПК РСФСР, предусматривающей действия судьи после принятия заявления.

Согласно статье 225 ГК РФ бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой не известен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался.

Из пояснений представителя ГИБДД следует, что по ряду единиц техники имеются собственники, однако суд сведения о них не истребовал. В нарушение ст. 266 ГПК РСФСР он также не выяснил и не истребовал сведения от собственников и фактических владельцев о принадлежности спорного имущества.

Приняв заявление к рассмотрению, суд не установил - надлежащим ли заявителем предъявлены требования (определение судебной коллегии от 2 июля 1999 года, дело N 33-841).

3. Применение Закона РФ “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан“.

Кубрина Г.М. с 1965 года проживала с Хезиным Н.Е. В июне 1998 года Хезину выдан ордер на семью из 2-х человек: Хезина и Кубрину на вселение в квартиру N 44 дома 125 по ул. 50-летия ВЛКСМ г. Белогорска.

По данному адресу она не прописалась. Выезжала по семейным обстоятельствам, с 13 августа 1990 года была прописана в г. Благовещенске, выписана в августе 1998 года.

21 мая 1998 года Хезин умер, и после его смерти Кубрина обратилась в муниципальное унитарное предприятие “Служба заказчика“ ЖКХ администрации г. Белогорска с просьбой прописать ее в кв. 44, на что получила отказ.

С отказом она не согласна и просила суд признать его незаконным.

Судом жалоба удовлетворена.

Возложена обязанность на муниципальное унитарное предприятие “Служба заказчика“ по ЖКХ администрации г.Белогорска зарегистрировать Кубрину по указанному ею адресу.

Кассационная инстанция решение отменила указав, что в соответствии со ст.17 Закона РФ “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан“, ст.239-1 ГПК РСФСР Кубрина вправе обратиться в суд с жалобой на отказ должностных лиц в регистрации ее по указанному в жалобе адресу. Дела данной категории подлежат рассмотрению судом по правилам главы 24-1 ГПК РСФСР.

Суду следовало выяснить, в чем заключается неправомерный отказ в регистрации, при этом применить Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и месту жительства в пределах Российской Федерации.

Таким образом, неисследование юридически значимых по делу обстоятельств, неприменение материального закона повлекло отмену судебного постановления (определение судебной коллегии от 25 июня 1999 г. N 33-803).

4. Споры, связанные с воспитанием детей.

Матющенко Е. В. и Матющенко Т. Н. имеют дочь Марию 1998 года рождения.

30 марта 1999 года брак между ними расторгнут. Дочь проживает с матерью.

Матюшенко Е. В. обратился в суд с иском к бывшей супруге об определении времени общения с ребенком - в выходной день с 15 до 20 часов на его жилой площади.

Ответчица иск не признала, пояснив, что не желает, чтобы ребенок знал отца, поскольку в период совместного проживания он дочерью не интересовался, воспитанием ребенка не занимался.

Судом исковые требования удовлетворены.

Судебной коллегией решение отменено. Основаниями явились нарушения норм материального и процессуального права.

Из светокопии судебной повестки следует, что ответчица извещена о дате судебного заседания на 17 июля 1999 года.

Однако, она пояснила, что 12 июля, за 30 минут до начала судебного заседания она в отделе опеки и попечительства случайно узнала о рассмотрении дела в этот день. Явившись срочно в суд, не имела реальной возможности подготовиться к судебному заседанию, представить возражения на иск.

Таким образом, судом нарушены правила статьи 106 ГПК РСФСР.

При разрешении спора суд правильно сослался на ч.2 ст.66 СК РФ, однако применение данной нормы права возможно при соблюдении условий, указанных в ст.65 СК РФ, согласно которой, родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию.

Указанные вопросы суд не исследовал. Кроме того, при подготовке дела к судебному разбирательству суд не принял во внимание Разъяснения Пленума Верховного Суда “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей“ от 27 мая 1998 года.

Дело может быть назначено к разбирательству в судебном заседании только после получения от органов опеки и попечительства составленных и утвержденных в установленном порядке актов обследования условий жизни лиц, претендующих на воспитание ребенка, а также основанного на них заключения. Заключение органов опеки и попечительства, оформленное в соответствии с требованиями ст. 34 п. 1 ГК РФ и ст. 121 п. 2 СК РФ, в деле отсутствует.

Юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению и оценке судом также являются возраст и состояние здоровья ребенка, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, его нравственное развитие (определение судебной коллегии от 20 августа 1999 г. N 33-1058).

Судебные коллегии по уголовным и

гражданским делам

Амурского областного суда