Законы и бизнес в России

Обзор судебной практики по уголовным делам за август 2010 года (подготовлено Белгородским областным судом)

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА АВГУСТ 2010 ГОДА

Процессуальные вопросы

Досудебное производство

Постановления суда об избрании обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу отменены как принятые без учета требований ст. 108 УПК РФ и имеющихся в деле оснований для доказательства обоснованности их обвинения

Постановлениями Октябрьского районного суда г. Белгорода удовлетворены ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Г. и С.

Постановлением президиума областного суда постановления отменены, ходатайства следователя направлены на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Из постановлений видно, что они приняты без полного учета требований ст. 108 УПК РФ и имеющихся в деле оснований для доказательства обоснованности их обвинения.

Обоснование необходимости избрания в отношении Г. и С. такой меры пресечения основано в основном на тяжести предъявленного, но еще не доказанного обвинения.

Ходатайства следователя и постановления суда в отношении Г. и С., как и постановления о привлечении их в качестве обвиняемых, не содержат изложения конкретных преступных действий, и, как указывает суд, вывод следствия основан, лишь на предположениях, что Г. и С. могут угрожать свидетелям, а также иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

В имеющихся материалах нет данных, подтверждающих обоснованность такого предположения. Не усматривается, кому из свидетелей, а тем более участникам уголовного судопроизводства могут быть угрозы с их стороны. Не указано, каким образом ими могут быть уничтожены доказательства, если соответствующая документация уже изъята работниками следствия.

Судом принято, хотя и в двух разных постановлениях, но по существу “коллективное решение“, без подробного описания ситуации каждого из обвиняемых, с применением в решениях о применении меры пресечения стереотипных формулировок, что свидетельствует о том, что суд не рассматривал конкретные факты и обстоятельства.

Решения и действия (бездействие) должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу, обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ не подлежат. Также жалобы должны признаваться судом неприемлемыми к рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ и возвращаться заявителю

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода жалоба С. на действия сотрудников ОБППР и АЗ УВД оставлена без удовлетворения.

Кассационная инстанция областного суда, проверив материалы дела по жалобе адвоката в интересах С., постановление суда отменила, кассационное производство по жалобе прекратила.



На основании ст. 125 УПК РФ в районный суд по месту производства предварительного расследования в порядке, предусмотренном данной статьей, могут быть обжалованы постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Решения и действия (бездействия) должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу, обжалованию в вышеуказанном порядке не подлежат.

Как видно из материалов, С. обжаловал действия работников милиции, которые послужили основанием для возбуждения административного производства о привлечении его к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ и последующего направления дела в Арбитражный суд Белгородской области.

Административный материал подлежит рассмотрению в арбитражном суде, который оценит законность действий, произведенных сотрудниками милиции при производстве проверки.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции не вправе был давать оценку действиям сотрудников милиции, поскольку предмета обжалования в соответствии со статьей 125 УПК РФ не имелось.

Статья 125 УПК РФ не предусматривает обязанности заявителя прилагать к жалобе, поданной в таком порядке, копии обжалуемых решений

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода жалоба К., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, возвращена для устранения недостатков.

В кассационной жалобе К. просил постановление отменить и направить его жалобу для рассмотрения по существу.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда жалоба К. удовлетворена, постановление суда отменено.

Как указал суд первой инстанции в постановлении, основанием для возвращения жалобы К. явилось отсутствие в приложении к ней копий обжалуемых постановлений.

Между тем, ст. 125 УПК РФ не предусматривает обязанность заявителя прилагать к жалобе копии обжалуемых решений.

Не содержит такого требования и Постановление Пленума Верховного Суда от 10.02.2009 “О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ“.

Поскольку иных, препятствующих рассмотрению жалобы К. в порядке ст. 125 УПК РФ, оснований по делу установлено не было, суд должен был рассмотреть жалобу К. по существу.

Заявление гражданина о даче экспертом заведомо ложного заключения подлежит проверке в соответствии со ст. 140, 145, 146 УПК РФ с принятием процессуального решения о возбуждении уголовного дела или отказе в его возбуждении

А. в порядке ст. 125 УПК РФ обжаловал в суд письменные ответы должностных лиц следственных органов и прокуратуры Новооскольского района по его заявлению о преступлении, совершенном экспертом З., считая, что должно было быть принято процессуальное решение.



Постановлением Новооскольского районного суда жалоба А. удовлетворена.

В кассационном представлении прокурор просил постановление суда отменить как незаконное и необоснованное.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление оставлено без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Из материалов видно, что А. сообщил в следственные органы и прокуратуру о даче экспертом З. заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ).

В соответствии со ст. ст. 140, 145, 146 УПК РФ по заявлению о преступлении должна быть проведена проверка и принято процессуальное решение (о возбуждении дела, отказе и т.п.), однако заявителю А. были даны лишь письменные ответы, не основанные на законе.

Постановление суда является законным, т.е. принятым в соответствии с процедурой, предусмотренной ст. 125 УПК РФ, и обоснованным нормами УПК РФ.

Ссылки в кассационном представлении прокурора не на закон, а на “Инструкцию о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры РФ“, допускающую непроведение проверки по высказываниям предположений о возможном совершении преступлений должностными лицами правоохранительных органов и судьями, в данном случае юридически некорректна.

Закон не содержит препятствий к доследственной проверке заявления гражданина о даче экспертом заведомо ложного заключения.

Тот факт, что это заключение давалось по делу в отношении А., сам по себе также не препятствует проведению проверки и принятию процессуального решения, так как заявление А. связано не с оценкой доказательства по делу как недостоверного или недопустимого, а с иным обстоятельством.

Постановление суда соответствует ст. 6 Европейской Конвенции по правам человека о доступе граждан к правосудию и их праве на получение мотивированного процессуального решения.

Уголовное дело может быть возбуждено только при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления

Постановлением Корочанского районного суда жалоба С. на постановление следователя о возбуждении в отношении него уголовного дела по ст. 296 ч. 2 УК РФ оставлена без удовлетворения.

В надзорной жалобе С. просил постановление отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Постановлением президиума областного суда надзорная жалоба С. удовлетворена, постановление отменено по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд указал, что основанием для возбуждения уголовного дела является письменный отвод защитнику Л., где С. высказал ему и членам его семьи угрозы причинения вреда здоровью.

Такой вывод суда является не бесспорным.

Согласно ст. 140 ч. 2 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

В имеющейся в материалах дела копии отвода защитнику С. указано: “в случае нашей гибели или уничтожения имущества к ним как к информаторам могут быть приняты адекватные действия по сталинскому принципу: от мер убеждения к мерам принуждения, вплоть до силы и оружия“.

Из приведенного текста нельзя сделать однозначный вывод о высказывании прямых, реальных угроз причинения вреда здоровью Л. и членам его семьи, в нем констатируется лишь предположение наступления неблагоприятных последствий при совершении Л. определенных действий.

Эти обстоятельства судом надлежащим образом не исследованы и не получили оценки в постановлении.

В постановлении судьи отсутствуют какие-либо суждения о том, указывают ли приведенные в отводе защитнику высказывания на признаки преступления, предусмотренного ст. 296 ч. 2 УК РФ.

Судебное производство

Постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий к его рассмотрению (отсутствие данных об исполнении предыдущего приговора) признано законным и обоснованным

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду п. п. “а, б, в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, а не УПК РФ.

Постановлением Белгородского районного суда уголовное дело в отношении К. и С., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п. п. “а, б, в“ ч. 2 ст. 158 УПК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основанием возвращения уголовного дела прокурору, как указал суд в постановлении, послужило отсутствие в материалах дела данных об исполнении в отношении К. предыдущего приговора, по которому ему назначено наказание в виде штрафа в размере 10000 рублей.

В кассационном представлении прокурор просил постановления отменить, поскольку устранение такой неполноты следствия возможно в судебном заседании.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда оставила постановление суда без изменения по следующим основаниям.

Из обвинительного заключения видно, что К. обвиняется в совершении данного преступления при рецидиве преступлений.

Отсутствие в уголовном деле данных о предыдущей судимости К. при наличии указания в обвинительном заключении на рецидив преступлений сужает его возможности к реализации права на защиту, при подготовке к которой у него нет повода к объяснению своих действий исходя из фактического положения с обвинением в совершении нового преступления.

Допущенное нарушение закона невосполнимо в судебном заседании.

При таких обстоятельствах вывод суда о необходимости устранения препятствий к рассмотрению дела является обоснованным, а постановление судом принято в полном соответствии с УПК РФ.

Оправдательный приговор суда апелляционной инстанции отменен ввиду нарушения принципов состязательности судебного процесса и равенства сторон

Приговором апелляционной инстанции Прохоровского районного суда приговор мирового суда Прохоровского района отменен и К. оправдана по ст. 116 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступления.

В кассационной жалобе потерпевшая просила приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильной оценкой судом доказательств по делу.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда кассационная жалоба удовлетворена, приговор отменен.

В соответствии со ст. 397 УПК РФ приговор суда должен быть законным и обоснованным, т.е. соответствовать требованиям УПК РФ, в том числе касающимся установленного порядка исследования и оценки доказательств.

Судом апелляционной инстанции эти требования закона не выполнены.

В основу оправдательного приговора суд положил показания свидетеля З. (очевидца ссоры) о том, что К. не наносила ударов потерпевшей.

Согласно протоколу судебного заседания свидетель З. в суде апелляционной инстанции не допрашивался ввиду его неявки, ходатайств об оглашении его показаний заявлено не было и данный вопрос сторонами обвинения и защиты не обсуждался. Показания свидетеля, данные в мировом суде, в нарушение требований ст. 15 УПК РФ, огласил председательствующий по делу.

Аналогичным образом председательствующий поступил в отношении показаний свидетелей Б. и Н., а показания важного свидетеля А., не явившегося в суд, вообще не были исследованы, без выяснения причин неявки и без отказа стороны защиты от представления показаний А. в качестве доказательства, о чем они ходатайствовали.

Такие действия председательствующего не соответствуют требованиям принципа состязательности и равенства сторон, а также требованиям ст. ст. 271, 281 УПК РФ о разрешении ходатайств и об оглашении показаний свидетелей с согласия сторон в случае неявки.

Участие защитника в уголовном судопроизводстве является обязательным и должно обеспечиваться на любой стадии процесса, если лицо прямо не отказывалось от услуг защитника

Постановлением Валуйского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Б. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

В надзорной жалобе Б. просил постановление отменить в связи с нарушением его права на защиту.

Суд надзорной инстанции постановление отменил, указав следующее:

В соответствии с п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, в частности, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, предусмотренном ст. 52 УПК РФ.

Положения ст. 48 Конституции РФ о праве обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи и праве на помощь адвоката конкретизированы в УПК РФ, которым к категории обвиняемых отнесены не только лица, в отношении которых вынесены постановления о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт, но и подсудимые, а также осужденные и оправданные.

Конституционный Суд РФ в своем определении от 08.02.2007 N 252-О-П со ссылкой на ранее вынесенные постановления отметил, что право на помощь адвоката (защитника) должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса.

Из материалов дела видно, что при подаче ходатайства об условно-досрочном освобождении Б. просил суд предоставить ему защитника для оказания квалифицированной юридической помощи. В судебном заседании Б. поддержал свое ходатайство о назначении ему защитника за счет средств федерального бюджета.

Суд в удовлетворении ходатайства осужденного отказал, сославшись на то, что предоставление адвоката за счет государства при рассмотрении материалов дела в порядке ст. 399 УПК РФ законом не предусмотрено. При этом данных, свидетельствующих об отказе Б. от услуг защитника, в деле не имеется.

При таких обстоятельствах право Б. на защиту было нарушено, что является основанием к отмене состоявшегося судебного решения.

Несоответствие назначенного наказания личности осужденного повлекло отмену приговора ввиду его несправедливости вследствие чрезмерной мягкости

Приговором Старооскольского городского суда С. осужден по п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к исправительным работам сроком на 2 года 2 месяца с удержанием 15 процентов заработка ежемесячно в доход государства.

В кассационном представлении прокурор просил приговор отменить вследствие чрезмерной мягкости назначенного С. наказания.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор отменен, кассационное представление прокурора удовлетворено.

В соответствии со ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому назначено наказание не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является явно несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия его жизни.

Как установлено приговором, С., имея неснятую и непогашенную судимость за корыстные преступления, злостно уклоняясь от отбывания наказания в виде исправительных работ, вновь совершил кражу чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину. С. неоднократно привлекался к административной ответственности за потребление наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача.

Решая вопросы наказания, суд первой инстанции не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного С. преступления, данные, характеризующие его личность, что повлекло назначение явно несправедливого наказания вследствие его мягкости.

В соответствии со ст. 398 УПК РФ для предоставления отсрочки исполнения приговора лицу, осужденному к лишению свободы, необходимо, чтобы имеющееся у него заболевание входило в соответствующий перечень, установленный Правительством РФ

Постановлением Свердловского районного суд г. Белгорода Л. отказано в удовлетворении ходатайства об отсрочке исполнения приговора в связи с болезнью.

В кассационной жалобе Л. просит постановление отменить в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление оставлено без изменения, кассационная жалоба Л. - без удовлетворения, указав следующее.

Из материалов дела видно, что Л., отбывая назначенное ему лишение свободы, обратился в суд с ходатайством об отсрочке исполнения приговора в связи с болезнью, указав, что страдает рядом заболеваний: ишемическая болезнь сердца, постинфарктный и атеросклеротический синдром, дисциркуляторная энцефалопатия с умеренно выраженным психоорганическим синдромом, аденома предстательной железы, которые препятствуют отбыванию им наказания.

В соответствии со ст. 398 УПК РФ исполнение приговора об осуждении лица к лишению свободы может быть отсрочено судом на определенный срок в случае обнаружения у него болезни, препятствующей отбыванию наказания, - до его выздоровления.

Суд первой инстанции установил, что заболевания, которыми страдает Л., не входят в перечень указанных в Постановлении Правительства РФ N 54 от 06.02.2004 заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, в связи с чем необходимость проведения в отношении Л. медицинского освидетельствования специальной медицинской комиссией отсутствует.

Достоверность указанных в справке сведений о заболеваниях, их характере и тяжести не вызывает сомнений, поскольку справка представлена уполномоченным органом, подтверждена печатью и подписями медицинских работников учреждения.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу об оставлении без удовлетворения ходатайства Л.

Выводы суда об отказе или удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания должны основываться на представленных в обоснование ходатайства материалах, с учетом данных о его поведении за весь период отбывания наказания

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода оставлено без удовлетворения ходатайство В. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

В кассационной жалобе В. просит об отмене постановления суда ввиду его незаконности и необоснованности.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление отменено, жалоба В. удовлетворена по следующим основаниям.

Согласно ст. 175 УИК РФ в ходатайстве осужденного об освобождении от отбывания наказания должны содержаться сведения о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении ходатайства, сослался на то, что В. не возместил и не загладил причиненный потерпевшей стороне вред.

Однако в материалах дела не имеется справки о поступлении в исправительную колонию исполнительных листов о взыскании с В. денежных средств. Сам осужденный в судебном заседании утверждал, что исполнительные листы в администрацию исправительного учреждения не поступали.

В обоснование отказа в удовлетворении ходатайства суд также сослался на отсутствие в характеристике осужденного данных об особенности его характера и динамике развития его убеждений и взглядов, в том числе в отношении совершенного преступления. Такой вывод суда не подтверждается материалами дела, согласно которым В. свою вину в совершенном преступлении признал полностью, в содеянном раскаивается.

Вывод суда о необходимости строгого контроля за осужденным в связи со степенью его общественной опасности в нарушение Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.04.2009 N 8 “О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания“ сделан без учета данных о его поведении за весь период отбывания наказания, мнения представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии оснований для признания В. не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания.

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Невыполнение судом этих требований повлекло незаконное осуждение

Приговором мирового суда Западного округа г. Белгорода П. осужден по ст. ст. 116 ч. 1 (2 эпизода) УК РФ и оправдан по ст. ст. 130 ч. 1 (2 эпизода), ст. 119 ч. 1 УК РФ.

П. признан виновным в нанесении побоев и совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, совершенных при таких обстоятельствах.

Между П. и его бывшей женой Н. возникла ссора, в процессе которой П. умышленно с силой схватил Н. за правое плечо, а затем толкнул, от чего она упала, ударившись левой ногой о стол. Своими действиями П. причинил потерпевшей физическую боль и телесные повреждения, не повлекшие расстройства ее здоровья.

В ходе ссоры П. умышленно нанес Н. не менее двух ударов ладонью по лицу и не менее двух ударов ногой по правой руке, чем причинил ей физическую боль и телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья.

В надзорной жалобе осужденный просил приговор отменить, уголовное дело в отношении него прекратить за непричастностью к совершению преступлений.

Постановлением президиума областного суда приговор отменен, уголовное дело в отношении П. прекращено по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что П. органами дознания обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 117 УК РФ, ч. 1 ст. 130 УК РФ (2 эпизода) и ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Суд, исследовав в судебном заседании представленные сторонами доказательства, пришел к выводу о наличии в действиях П. признаков состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ (2 эпизода), признав его виновным в совершении указанных преступлений.

По ч. 1 ст. 130 УК РФ (2 эпизода) и ч. 1 ст. 119 УК РФ П. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступлений.

В соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, являются делами частного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя.

С учетом требований п. 1 ст. 254 УПК РФ суд должен был прекратить в отношении П. уголовное дело в судебном заседании на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - ввиду отсутствия заявления потерпевшего, разъяснив потерпевшей порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения.

При установлении судом имущественной несостоятельности осужденного процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката, участвовавшего в судебном разбирательстве по назначению суда при разбирательстве жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, могут быть возмещены за счет средств федерального бюджета

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода с К., подавшего жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ, взысканы в доход государства процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката, участвовавшего в судебном разбирательстве по назначению суда.

В надзорной жалобе К. просил отменить постановление суда, поскольку при вынесении решения не учтена его имущественная несостоятельность.

Президиум областного суда постановление суда изменил, исключил указание на взыскание процессуальных издержек, указав следующее.

В соответствии с ч. 1, 6 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осужденного или за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они подлежат взысканию.

Как видно из материалов дела, К. осужден приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода. Имущественная несостоятельность его установлена в судебном заседании, но в нарушение требований закона процессуальные издержки взысканы с него.

Вопросы применения норм материального права

Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности

Приговором мирового суда г. Старый Оскол Ш. осуждена по ч. 3 ст. 327 УК РФ (5 эпизодов), ч. 1 ст. 165 УК РФ (5 эпизодов) УК РФ.

Ш. признана виновной в использовании заведомо подложных документов и причинении имущественного ущерба собственнику путем обмана без признаков хищения, совершенных при таких обстоятельствах.

Ш., не являясь учащейся школы, незаконно получила в школе заведомо подложный документ - справку школьника, дающую возможность приобретения билетов на проезд на железнодорожном транспорте с предоставлением льготы.

Ш. предъявила кассиру билетной кассы указанную справку школьника и приобрела билет на проезд в поезде, не доплатив при этом сумму составляющей 50 процентов стоимости билета, чем причинила ОАО “РЖД“ имущественный ущерб. Аналогичные действия Ш. произвела 5 раз. Общий ущерб, причиненный действиями Ш. потерпевшему, составил 2534 рубля 20 копеек.

В надзорной жалобе адвокат в интересах осужденной просил приговор отменить, уголовное дело производством прекратить в связи с малозначительностью совершенных Ш. деяний, не представляющих общественной опасности.

Президиум областного суда жалобу адвоката удовлетворил, приговор отменил, уголовное дело в отношении Ш. прекратил, указав следующее.

По смыслу закона, хищение лицом чужого имущества, приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенное с использованием изготовленного другим лицом поддельного документа, полностью охватывается составом хищения и не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ.

Как установлено приговором, Ш. справку школьника не подделывала, получила ее обманным путем от секретаря школы и использовала при покупке билетов по льготной цене для проезда на железнодорожном транспорте, чем причинила ОАО “РЖД“ имущественный ущерб в виде упущенной выгоды.

При таких данных действия Ш., квалифицированные судом по ст. 327 УК РФ, охватываются составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 165 УК РФ, и поэтому уголовное дело в отношении Ш. по ч. 1 ст. 327 (5 эпизодов) УК РФ подлежит прекращению за отсутствием в действиях состава преступления.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

По приговору Ш., используя поддельную справку школьника, приобрела по льготной цене за 50 процентов стоимости шесть железнодорожных билетов, причинив своими действиями ОАО “РЖД“ материальный ущерб в сумме 2534 рубля 20 копеек. Данная сумма несоразмерна с уставным капиталом и товарно-денежным оборотом указанного общества, является для него незначительной и меньше минимального размера оплаты труда, установленного в январе 2009 года.

Ш. по месту жительства и прежнему месту учебы характеризовалась положительно, являясь студенткой университета характеризуется также положительно, к уголовной и административной ответственности не привлекалась, ущерб, причиненный в результате своих неправомерных действий, возместила в полном объеме, раскаялась в содеянном и активно способствовала раскрытию преступлений, причиненный ОАО “РЖД“ имущественный ущерб не является значительным.

При таких данных президиум областного суда пришел к выводу, что вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о небольшой общественной опасности содеянного Ш., ее действия, хотя формально и содержат признаки преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 165 УК РФ, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности.

При наличии в уголовном деле обстоятельств, которые указаны в статье 61 УК РФ в качестве смягчающих наказание, суд должен обсудить вопрос признания либо непризнания их таковыми

Приговором Старооскольского городского суда Н. осужден по п. “б“ ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Н. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенном в отношении двух лиц при таких обстоятельствах.

Во время употребления спиртных напитков осужденный в ходе ссоры с Б. на почве ревности нанес Ч., пытавшемуся урегулировать конфликт, и самой Б. удары ножом в различные части тела, причинив тяжкий вред здоровью потерпевших.

В надзорной жалобе осужденный просил приговор изменить, снизить назначенное ему наказание.

Постановлением суда надзорной инстанции приговор изменен, назначенное Н. наказание снижено.

В соответствии с п. “к“ ч. 1 ст. 61 УК РФ оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления является смягчающим наказание обстоятельством.

Как установлено приговором, после совершения преступления Н. вышел на улицу, где, встретив сотрудников милиции, попросил их оказать потерпевшим помощь, указав адрес. Последние подтвердили данный факт.

Свидетель К., проживающая в соседней квартире, подтвердила, что неизвестный мужчина действительно попросил ее вызвать скорую помощь.

Судом первой инстанции в нарушение требований закона вопрос о признании изложенного обстоятельства смягчающим наказание Н. не обсуждался.

Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода М. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ.

М. признан виновным в нарушении лицом, управляющем автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

В соответствии со ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Эти требования закона судом не выполнены.

Из приговора видно, что при назначении М. наказания суд указал, что учитывает тяжесть наступивших последствий.

Вместе с тем, диспозиция ст. 264 ч. 1 УК РФ в качестве обязательного признака объективной стороны предусматривает причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а потому ссылка при назначении наказания на наступившие тяжкие последствия является недопустимой.

При таких данных суд кассационной инстанции исключил из приговора ссылку н“ наступление в результате преступления тяжких последствий.

Действия виновного по открытому хищению чужого имущества могут быть квалифицированны как “совершенные с угрозой применения насилия“ только в том случае, если такая угроза высказывалась с целью завладения имуществом, а не после этого

Приговором Старооскольского городского суда Г. осужден по ст. ст. 161 ч. 1, 161 ч. 2 п. “г“ УК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор изменен по следующим основаниям.

Давая правовую оценку действиям Г. по эпизоду открытого хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, не опасного для здоровья, т.е. по п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ, суд указал, что осужденный при завладении чужим имуществом угрожал применением насилия потерпевшему, а последний воспринимал эту угрозу реально.

Между тем, данные выводы суда не основаны на установленных в судебном заседании обстоятельствах происшествия.

Как пояснил осужденный, заметив у потерпевшего сотовый телефон, он решил его забрать, для чего сначала попросил потерпевшего позвонить, а потом выхватил телефон из его руки. Потерпевший попросил вернуть телефон, но он потребовал за него деньги. По его предложению они зашли в подъезд дома, где потерпевший продолжал уговаривать вернуть телефон, на что он пригрозил избить его.

Потерпевший сообщил, что к нему подошел Г. и попросил позвонить по телефону, на что он согласился, но номер набирал самостоятельно. Г. забрал телефон из его руки и стал его удерживать. На его требования вернуть похищенное Г. предложил заплатить 50 рублей, а когда он передал деньги, телефон ему так и не вернул. Г. зашел в подъезд дома, а он проследовал за ним и просил вернуть телефон, на что Г. высказал угрозу избить его.

При таких данных обстоятельства преступления свидетельствуют о том, что угроза применения насилия, не опасного для здоровья, была высказана Г. не при изъятии имущества, а уже после завладения им и была обусловлена стремлением осужденного избавиться от потерпевшего, требующего возврата похищенного имущества.

По смыслу закона грабеж является оконченным с момента открытого изъятия имущества и завладения им.

С учетом изложенного, действия Г. по данному эпизоду хищения квалифицированы по ч. 1 ст. 161 УК РФ - открытое хищение чужого имущества.

По смыслу закона при разбое насилием, опасным для жизни и здоровья, признается такое воздействие на потерпевшего, которое привело либо могло привести к причинению смерти или расстройству здоровья любой тяжести

Приговором Старооскольского городского суда Щ. осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Щ. признан виновным в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с использованием предметов в качестве оружия, в крупном размере при таких обстоятельствах.

Щ. и лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, по предварительному сговору, с целью хищения денежных средств, используя газовый баллончик с отравляющим веществом раздражающего действия, ворвались в квартиру к А., подвергли его избиению, применяя в качестве оружия пневматический пистолет, и похитили деньги в сумме 1480 рублей.

Суд надзорной инстанции областного суда приговор изменил, действия Щ. переквалифицировал на п. п. “а, в, г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ, указав следующее.

Приговором установлено, что при нападении на потерпевшего Щ. и лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, применили газовый баллончик с отравляющим веществом раздражающего действия и пневматический незаряженный пистолет. Их использованием какого-либо вреда здоровью потерпевшего не причинено, угрозы жизни и здоровья потерпевшему не было, о чем пояснил в ходе судебного заседания потерпевший А., заявив, что у него слезились глаза, более тяжких последствий от действия газа не наступило.

Из заключения судебно-химической экспертизы, проведенной в ходе предварительного следствия и исследованной в суде, следует, что в составе газового баллончика, использованного Щ. при нападении на А., содержалось вещество, относящееся к отравляющим раздражающим веществам.

По смыслу закона, насилием, опасным для жизни или здоровья, при разбойном нападении является такое воздействие на организм потерпевшего, которое привело или могло привести к причинению смерти и расстройству его здоровья любой тяжести. Таких последствий по делу не установлено. Имевшиеся у потерпевшего телесные повреждения не причинили вреда здоровью.

При таких данных выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании.

Надзорная жалоба осужденного оставлена без удовлетворения, поскольку отсутствие у потерпевшей телесных повреждений и необнаружение органами следствия ножа не повлияли на правильность выводов суда о его виновности в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 и 119 УК РФ

Приговором Валуйского районного суда М. осужден по ст. ст. 158 ч. 1, 119, 162 ч. 3 УК РФ.

М. признан виновным в краже чужого имущества, разбое, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с проникновением в жилище и в угрозе убийством.

В надзорной жалобе М. просил приговор в части осуждения его по ст. ст. 162, 119 УК РФ, отменить в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона.

Постановлением суда надзорной инстанции приговор оставлен без изменения по следующим основаниям.

Вывод суда о доказанности вины М. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 163 и 119 УК РФ основан на всесторонне и полно исследованных в судебном заседании допустимых доказательствах.

Содержащийся в надзорной жалобе довод М. о его непричастности к преступлениям опровергается показаниями потерпевшей К. о том, что М. проник в ее дом, приставил нож к горлу и потребовал деньги. Она передала ему 30 рублей и бутылку настойки. Уходя, пригрозил ей убийством в случае, если она сообщит о случившемся в милицию. Участковый уполномоченный милиции показал, что К. сообщила ему о совершении преступлений М., которого потерпевшая опознала по имеющейся у него фотографии. М. при проверке показаний на месте сообщил о совершении им нападения на К. с использованием ножа, который он выбросил на улице, опасаясь обнаружения на нем следов рук.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств виновности М. в разбойном нападении и угрозе убийством опровергает утверждение М. об оговоре его К.

Непричинение телесных повреждений К. и необнаружение ножа не влияют на выводы суда о доказанности вины М. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 и 119 УК РФ.

Решение суда о наличии в действиях М. состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, объективно подтверждено исследованными доказательствами.

М. угрозу убийством высказал после совершения разбоя с целью, чтобы потерпевшая не обращалась с заявлением о преступлении в правоохранительные органы.

С учетом изложенного президиум областного суда признал обоснованными выводы суда о доказанности вины М. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 и 119 УК РФ.