Законы и бизнес в России

Обзор судебной практики Алтайского краевого суда “По гражданским делам за четвертый квартал 2009 года“

АЛТАЙСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛ 2009 ГОДА

Гражданское право

1. Признание должником долга по периодическим платежам после истечения трех лет не прерывает течение срока исковой давности по этим долгам.

08.09.2008 Муниципальное казенное унитарное предприятие “У“ (далее - МКУП “У“) обратилось к мировому судье с иском к С. о взыскании задолженности за жилищно-коммунальные услуги за период с 01.04.2004 по 30.11.2007 в сумме 39887 руб. 83 коп., пени за период с 01.05.2004 по 31.07.2008 в сумме 9605 руб. 02 коп.

Решением мирового судьи иск МКУП “У“ удовлетворен в полном объеме.

Апелляционным решением городского суда решение мирового судьи отменено и принято новое решение, которым
иск МКУП “У“ удовлетворен частично. С ответчика в пользу МКУП “У“ взыскана задолженность в сумме 36374 руб. 46 коп. за период с 01.05.2004 по 31.07.2008, пеня в сумме 9453 руб. 54 коп. за период с 01.03.2005 по 31.07.2008. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Возражая против удовлетворения основного иска, С. ссылался на пропуск истцом срока исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Судебные инстанции, отказывая в применении срока исковой давности, указали, что срок исковой давности был прерван написанием С. долгового обязательства от 05.09.2007, а после перерыва срок давности согласно ст. 203 ГК РФ начинает течь заново, поэтому указанный срок истцом не пропущен.

Делая указанный вывод, судебные инстанции не учли, что по смыслу ст. 203 ГК РФ перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока исковой давности.

На это обстоятельство обращено внимание в п. 19 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2001 N 18 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности“, где сказано, что при исследовании обстоятельств, связанных с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (ст. 203 ГК РФ), необходимо в каждом случае устанавливать, когда конкретно были совершены должником указанные действия, имея при этом в виду, что перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока исковой давности, а не после его истечения.

При этом в тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части
(периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам) (п. 20 указанного Постановления).

Мировой судья, оценив представленные доказательства, пришел к выводу о том, что написание долгового обязательства С. 05.09.2007 относится к действиям, свидетельствующим о признании им долга, однако не обратил внимания на то, что плата за жилищно-коммунальные услуги вносится периодическими платежами, и срок исковой давности исчисляется отдельно по каждому платежу.

В частности, МКУП “У“ просило взыскать долг за период, начиная с 01.04.2004, т.е. признание ответчиком долга в сентябре 2007 г., после истечения трех лет с момента невнесения платежей за апрель, май, июнь, июль, август 2004 г., не могло прервать течение срока исковой давности по этим долгам.

В соответствии с положениями ст. 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.).

Правильно отменив решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции вынес новое решение, не применив вышеуказанные нормы права, поэтому решение районного суда в части вынесения нового решения президиумом отменено с направлением дела на новое рассмотрение в апелляционном порядке.

Постановление президиума

по делу N 44г-137

2. В случае, если в договоре о залоге, заключенном кредитором с третьим лицом, отсутствует существенное условие о размере и сроке исполнения обязательств по кредитному договору, договор о залоге не может считаться заключенным.

ЗАО “П“ (далее - Банк) обратилось в суд с иском, в котором с учетом неоднократных уточнений просило взыскать с ООО “К“ (заемщика) задолженность по кредитному договору от 27.12.2006 в сумме 2415896 руб. 71 коп.; обратить взыскание на заложенное имущество: автомобиль
TOYOTA LAND CRUISER PRADO, принадлежащий Г., залоговой стоимостью 1188000 руб., установив начальную продажную стоимость в таком же размере, автобус HYUNDAI AERO SPACE, принадлежащий Б., залоговой стоимостью 686400 руб., установив начальную продажную стоимость в сумме 400000 руб., грузовой седельный тягач INTERNATIONAL 9800, принадлежащий С., залоговой стоимостью 980000 руб., установив начальную продажную стоимость в размере 980000 руб.

Решением районного суда иск Банка удовлетворен. С ООО “К“ в пользу Банка взыскана задолженность по кредитному договору в размере 2415896 руб. 71 коп. Взыскание обращено на грузовой седельный тягач INTERNATIONAL 9800, принадлежащий Е., установлены начальная продажная стоимость автомобиля в 980000 руб. и способ реализации в виде продажи с публичных торгов; на автобус HYUNDAI AERO SPACE, принадлежащий Б., с установлением начальной продажной стоимости в 866400 руб. и способа реализации с публичных торгов; на автомобиль TOYOTA LAND CRUISER PRADO, принадлежащий Г., при этом начальная продажная стоимость установлена в 1188000 руб., способ реализации - продажа с публичных торгов.

Определением судебной коллегии решение суда в части обращения взыскания на заложенное имущество в виде грузового тягача седельного INTERNATIONAL 9800, автобуса HYUNDAI AERO SPACE отменено, в данной части вынесено новое решение, которым в удовлетворении указанного требования отказано. В остальной части это же решение суда оставлено без изменения, кассационная жалоба Г. - без удовлетворения.

Президиумом состоявшиеся по настоящему делу судебные постановления отменены в части обращения взыскания задолженности по кредитному договору на автомобиль, принадлежащий Г., по следующим основаниям. Залог возникает в силу договора. Залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо (ст.ст. 334 - 335 ГК РФ).

Как усматривалось из материалов дела, залог был предоставлен
не самим должником ООО “К“, а третьими лицами, в частности 27.12.2006 между Банком и С. был заключен договор залога на принадлежащий ему автомобиль TOYOTA LAND CRUISER PRADO (залоговая стоимость автомобиля 1188000 руб.).

В соответствии со ст. 339 ГК РФ в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В нем должно также содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество. Договор о залоге должен быть заключен в письменной форме.

Аналогичные положения содержатся в ст. 10 Закона РФ от 29.05.1992 N 2872-1 “О залоге“.

Вышеуказанные условия договора о залоге являются существенными. Если сторонами не достигнуто соглашение хотя бы по одному из названных условий либо соответствующее условие в договоре отсутствует, договор о залоге не может считаться заключенным. В случаях, когда залогодателем является должник в основном обязательстве, условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует признать согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие условия.

Такая правовая позиция изложена в пункте 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 01.07.1996 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“.

Возражая против требования об обращении взыскания задолженности по кредитному договору на принадлежащий ему автомобиль TOYOTA LAND CRUISER PRADO, Г. ссылался на то, что в договоре залога данного транспортного средства, подписанном между Банком и предыдущим собственником автомобиля С., отсутствует указание на предмет залога, размер и срок исполнения обязательства, обеспеченного залогом (график погашения кредита и уплаты процентов),
а также на то, у какой из сторон должно находиться заложенное имущество.

При рассмотрении дела судом установлено, что договором залога предусмотрен предмет залога и нет сомнений в том, что им является находящийся в собственности Г. автомобиль. Местом хранения заложенного имущества определена стоянка, расположенная по определенному адресу, что свидетельствует о договоренности сторон об оставлении автомобиля у залогодателя.

С такими выводами суда согласилась судебная коллегия.

Действительно, приведенные выводы не противоречат материалам дела, нормам права.

В то же время судом не дана оценка доводу ответчика Г. об отсутствии в договорах залога размера и срока исполнения обязательства.

Из материалов дела следовало, что сторонами кредитного договора установлены размер и сроки исполнения обязательства по данному договору. Между тем, в договоре залога, заключенном 27.12.2006 с С., данное существенное условие отсутствует. Имеется лишь указание на срок действия кредитного договора, что не подтверждает наличие условия о сроке и размере исполнения обязательства.

Более того, дополнительным соглашением от 18.06.2007 к кредитному договору в пункт 1.1 договора внесено дополнение с указанием графика погашения кредита: 31.07.2007 - 100000 руб., 31.08.2007 - 200000 руб., 28.09.2007 - 300000 руб., 31.10.2007 - 400000 руб., 30.11.2007 - 450000 руб., 31.12.2007 - 550000 руб.

Подписанным между Банком и С. 18.06.2007 договором залога были изменены предметы залога на грузовой седельный тягач INTERNATIONAL 9800, и автомобиль TOYOTA LAND CRUISER PRADO. Однако в данном договоре также отсутствует существенное условие о размере и сроке исполнения обязательств по кредитному договору - графике погашения кредита и уплате процентов.

При таких обстоятельствах договоры залога с С. являются незаключенными и не порождают правовых последствий.

Ссылка судебных инстанций на то, что доводы Г. о незаключенности договора
залога не могут быть приняты во внимание, так как договор залога не оспорен его сторонами, противоречит ст.ст. 353 и 392 ГК РФ, в силу которых Г. вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником.

Постановление президиума

по делу N 44г-136

3. Ущерб, причиненный в результате ДТП прицепом, являющимся частью автопоезда, подлежит возмещению страховой компанией, застраховавшей гражданскую ответственность владельца прицепа.

27.11.2007 водитель Т. управлял автомобилем Мицубиси-Фусо, принадлежащем ООО “Г“, следовал по трассе Алейск - Павлодар. Во встречном ему направлении двигался автомобиль КАМАЗ-5320 под управлением водителя Х., буксирующий на жесткой сцепке другой автомобиль КАМАЗ-5320 с прицепом ГКБ-8355, принадлежащий А.

На 106 км трассы Алейск - Павлодар водитель Х. в нарушение требований пунктов 1.4, 9.1 и 10.1 ПДД не выбрал нужную скорость в условиях гололеда, не учел особенности транспортного средства и буксируемых транспортных средств, допустил занос прицепа на встречную полосу движения, в результате чего произошло столкновение с автомобилем, принадлежащим истцу.

А. не выполнил требования п. 2.3 раздела 2.3.1 ПДД, которым предусмотрена обязанность водителя обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства, а именно, состояние шин на прицепе, принадлежащем ему, свидетельствовало о повышенном износе протектора с видимыми повреждениями на задней оси.

Гражданская ответственность водителя Х., являющегося владельцем буксирующего КАМАЗа, застрахована в страховой компании ЗАО “С“, ответственность водителя А. как собственника буксируемого КАМАЗа и прицепа - в ООО “Р“.

ООО “Г“ обратилось в суд с иском к Х., А., страховым компаниям ЗАО “С“, ООО “Р“ о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП, в размере 832630,73 руб.

Решением районного суда исковые требования ООО “Г“ удовлетворены частично, со страховых компаний ЗАО “С“
и ООО “Р“ в пользу истца взыскано по 60000 руб. с каждой, с Х. и А. в пользу истца взыскано в солидарном порядке 692890,08 руб. в счет возмещения ущерба, 9795 руб. - расходы на транспортировку, 9614,32 руб. - судебные расходы.

Определением судебной коллегии указанное решение оставлено без изменения.

Взыскивая в пользу истца сумму ущерба в равных долях со страховых компаний ЗАО “С“ и ООО “Р“, судебные инстанции исходили из того, что материальный ущерб истцу причинен в результате совместных действий (бездействия) водителей Х. и А., ответственность которых была застрахована.

Судом первой инстанции и судебной коллегией не были учтены специальные нормы законодательства, регулирующего вопросы страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств.

В соответствии с п. 1 ст. 4 ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены этим Законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств. Обязанность по страхованию гражданской ответственности распространяется на владельцев всех используемых на территории Российской Федерации транспортных средств, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 3 и 4 этой статьи.

Согласно ст. 1 Закона транспортное средство - это устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем.

В п. 4 “Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств“, утв. Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263, дано аналогичное понятие и указано, что транспортным средством является также прицеп (полуприцеп и прицеп-роспуск), не оборудованный двигателем и предназначенный для движения в составе
с механическим транспортным средством.

“Правила дорожного движения РФ“, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (в ред. от 27.01.2009) содержат понятие “автопоезд“ - это механическое транспортное средство, сцепленное с прицепом (прицепами).

Пункт 6 “Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ определяет, что ДТП - это событие, произошедшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб.

В силу п. 7 указанных Правил страховым случаем признается причинение в результате ДТП в период действия договора обязательного страхования владельцем транспортного средства вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату.

По смыслу приведенных норм права, вред, причиненный имуществу потерпевшего вследствие ДТП с участием транспортного средства с прицепом, может быть признан страховым случаем по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельца прицепа только в том случае, если вред имуществу потерпевшего был причинен хотя и в процессе совместного следования по дороге с основным транспортным средством, но в связи с самостоятельным воздействием прицепа на имущество потерпевшего.

Согласно пп. “а“ п. 2 ст. 6 ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ не является страховым случаем по данному Закону причинение вреда при использовании иного транспортного средства, чем то, которое указано в договоре обязательного страхования.

Таким образом, Закон допускает страхование отдельных частей автопоезда, что порождает обязанность страховой компании, застраховавшей гражданскую ответственность владельца той части, которая вступила в контакт с иным транспортным средством при ДТП, произвести страховую выплату.

С учетом приведенного толкования закона выводы судебных инстанций о возложении ответственности за
причиненный в результате ДТП ущерб на страховую компанию, застраховавшую ответственность буксирующего прицеп автомобиля КАМАЗ (ЗАО “С“), нельзя признать верными.

Президиум судебные постановления в части взыскания денежных сумм с ЗАО “С“ и ООО “Р“ отменил и принял в указанной части новое решение, которым взыскал с ООО “Р“ в пользу ООО “Г“ в счет возмещения материального ущерба 120000 руб., в иске ООО “Г“ к ЗАО “С“ отказал.

Постановление президиума

по делу N 44г-122

Жилищное право

4. У управляющей компании отсутствует обязанность по бесплатной замене радиаторов отопления, расположенных в квартирах собственников и используемых для отопления одного помещения.

Г. является собственником квартиры в доме в г. Рубцовске, который находится в управлении ООО “Ю“.

03.10.2008 Г. совместно с другими собственниками квартир, расположенных в указанном доме, обратилась с письменным заявлением к управляющей компании о замене в квартире стояков отопления и радиаторов в связи с тем, что с истечением срока службы они не пригодны для дальнейшей эксплуатации.

Поскольку никаких действий по замене радиаторов отопления в квартире Г. произведено не было, последняя 15.01.2009 приобрела 3 радиатора и необходимые для их установки комплектующие элементы, всего на сумму 13620 руб., и силами третьего лица - предпринимателя Ш. была произведена замена радиаторов.

25.02.2009 Алтайская краевая общественная организация “С.“ обратилась к мировому судье в интересах Г. с иском к ООО “Ю“ о взыскании в счет возмещения понесенных расходов 13620 руб., компенсации морального вреда в размере 5000 руб., неустойки в сумме 13620 руб. Помимо этого общественная организация просила наложить на ответчика штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, и 50% взысканного штрафа перечислить на расчетный счет АКОО “С.“.

В обоснование требований организация указывала на то, что в соответствии с действующим законодательством радиаторы отопления внутри квартиры включаются в состав общего имущества многоквартирного дома, и управляющая компания обязана оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества, чего ответчиком сделано не было, несмотря на то, что истица несет бремя содержания общего имущества в многоквартирном доме путем внесения платы за содержание и ремонт жилого помещения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, мировой судья исходил из того, что общим собранием собственников многоквартирного дома от 11.08.2008 работы по замене радиаторов отопления не были включены в Перечень работ по капитальному ремонту дома. Жалоб от истца на некачественность радиаторов не поступало, их замена произведена самостоятельно, договор на замену радиаторов между ответчиком и подрядчиком ООО “Ю.“ не заключался.

Отменяя решение мирового судьи и удовлетворяя исковые требования в части, суд апелляционной инстанции исходил из того, что согласно п. 6 Правил содержания общего имущества многоквартирного дома, утв. Постановлением Правительства РФ N 491 от 13.08.2006 (далее - Правила), в состав общего имущества включена внутридомовая система отопления, состоящая, в том числе, из обогревающих элементов. Следовательно, на управляющей компании лежит обязанность по надлежащему содержанию обогревающих элементов, в том числе, расположенных в квартире истицы.

Между тем, при рассмотрении дела районным судом не учтено следующее.

Как следовало из материалов дела, обращение Г. к ООО “Ю“ о бесплатной замене радиаторов отопления вызвано истечением срока службы и непригодностью для дальнейшей эксплуатации радиаторов, являющихся отдельным элементом системы центрального отопления, находящихся и используемых для отопления жилого помещения, принадлежащего истице.

В соответствии со ст. 210 ГК РФ и ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения несет бремя содержания данного помещения и общего имущества собственников помещений в соответствующем многоквартирном доме, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором.

Пунктом 1 статьи 290 ГК РФ предусмотрено, что собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры. Аналогичным образом ч. 1 ст. 36 ЖК РФ включает в состав общего имущества механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

Из содержания приведенных норм следует, что оборудование, находящееся в многоквартирном доме, может быть отнесено к общему имуществу только в случае, если оно обслуживает более одного жилого или нежилого помещения.

В подпункте “д“ пункта 2 Правил воспроизведена норма о включении в состав общего имущества механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, находящегося в многоквартирном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающего более одного жилого и (или) нежилого помещения (квартиры).

Кроме того, пункт 5 Правил закрепляет, что в состав общего имущества входят внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения и газоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, расположенного на ответвлениях от стояков, указанных отключающих устройств, коллективных (общедомовых) приборов учета холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях.

Анализируя в совокупности приведенные нормы Правил, ст. 290 ГК РФ, ст. 36 ЖК РФ и положения пункта 6 Правил, согласно которому в состав общего имущества в многоквартирном доме включается внутридомовая система отопления, куда входят обогревающие элементы, можно прийти к выводу о том, что находящиеся в квартирах радиаторы, расположенные на ответвлениях от стояков внутридомовой системы отопления, обслуживают только одну квартиру и в состав общего имущества не входят.

Кроме этого, следует учесть, что статьей 158 ЖК РФ предусмотрена обязанность собственника жилья в многоквартирном доме нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в многоквартирном доме соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения платы за содержание и ремонт жилого помещения.

Согласно положениям ст. 39 ЖК РФ собственники помещений в многоквартирном доме несут бремя расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме, которые в соответствии с пп. 28, 29 Правил включают расходы содержания и ремонт внутридомовых инженерных сетей теплоснабжения, входящих в состав общего имущества.

Замена радиаторов, расположенных в квартире истицы, не является обязанностью управляющей компании, а расходы на эту замену не входят в оплату содержания и текущего ремонта общего имущества, которая вносится истицей ответчику.

С учетом изложенного, выводы суда апелляционной инстанции о наличии у ответчика обязанности по бесплатной замене радиаторов отопления, находящихся и используемых для отопления одного помещения, принадлежащего истице, не основаны на нормах закона и установленных по делу обстоятельствах.

Постановление президиума

по делу N 44г-134

5. В случае избрания собственниками жилых помещений в многоквартирном жилом доме способа управления управляющей организацией содержание внутридомовых инженерных сетей является обязанностью этой управляющей организации или иного лица по договору с управляющей организацией.

Г. является собственником жилого помещения по <...>.

С 2004 года внутридомовые электрические сети в указанном доме обслуживало МУП КЭС “З“ на основании постановления администрации г. Заринска от 22.09.2004 N 893 “О передаче функций исполнителя работ по обслуживанию и ремонту внутридомовых электрических сетей общего пользования многоэтажного благоустроенного жилого фонда“.

24.07.2007 зарегистрировано ООО “В“ (далее - ООО “В“).

07.12.2007 между ООО “В“ и МУП КЭС “З“ был заключен договор уступки прав (цессии), по условиям которого предприятие уступило ООО “В“ право требования с граждан, указанных в Приложении N 1 к договору, задолженности в размере 531051 руб. 80 коп., возникшей в связи с оказанием им услуги по обслуживанию и ремонту внутридомовых электрических сетей общего пользования.

Постановлением администрации г. Заринска от 28.03.2008 N 242 с 01.03.2008 постановление от 22.09.2004 N 893 признано утратившим силу.

В 2006 году решением собственников жилых помещений дома по <...> выбран способ управления - управляющей организацией ООО “Ж“. В состав общего имущества, переданного в управление названной организации, не были включены внутридомовые электрические сети и электрооборудование.

С 01.11.2007 техническое обслуживание электрических сетей и электрооборудования вышеуказанного дома осуществляет ООО “В“.

23.04.2009 ООО “В“ обратилось к мировому судье с иском к Г. о взыскании задолженности по оплате обслуживания внутридомовых электрических сетей, указывая, что эта обязанность не выполнялась последним перед МУП КЭС “Заринская горэлектросеть“. Право требования истца указанной задолженности основано на договоре цессии. Ответчик также не оплачивает произведенные истцом работы по содержанию внутридомовых сетей по тарифам, установленным ранее администрацией г. Заринска. Поскольку 40,28% жителей дома по <...> заключили с истцом договор на указанный вид работ, а 73% оплачивают указанные работы на основании представленных квитанций, ООО “ВДС“ полагает, что у ответчика как собственника указанного вида общего имущества также возникла обязанность по оплате их обслуживания. В связи с этим просило взыскать с ответчика задолженность в сумме 1611 руб. 38 коп. за период с 01.12.2005 по 31.03.2009, пеню в размере 383 руб. 10 коп.

Частично удовлетворяя иск ООО “В“ и взыскивая с ответчика в пользу ООО “В“ задолженность за период с 01.12.2005 по 31.10.2007, мировой судья исходил из того, что ООО “В“ не является управляющей организацией, с которой заключен договор управления домом, где проживает ответчик, между истцом и ответчиком отсутствует договор на оказание услуг, выполнение работ, в связи с чем у Г. отсутствует обязанность перед истцом по оплате исходя из нормативов технического обслуживания внутридомовых электрических сетей.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение мирового судьи и взыскивая задолженность в полном объеме, пришел к выводу о том, что с ноября 2007 г. деятельность по содержанию и ремонту внутридомовых сетей многоэтажных жилых домов в г. Заринске осуществляет ООО “В“, поэтому ответчик обязан был оплатить услуги ООО “В“ с ноября 2007 г. до марта 2009 г.

Между тем, согласно п. 2 ст. 162 ЖК РФ собственники помещений в многоквартирном доме обязаны выбрать один из способов управления многоквартирным домом: непосредственное управление; управление товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом; управление управляющей организацией.

В силу п. 9 названной нормы ЖК РФ многоквартирный дом может управляться только одной управляющей организацией.

Как усматривалось из материалов дела, собственниками жилого дома по <...> выбран способ управления управляющей организацией - ООО “Ж“. Следовательно, в отношении отдельного вида услуг избрание другого способа управления не допускается в силу закона.

Из смысла ст. 162 ЖК РФ, пп. 3, 49 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 N 307, следует, что в случае избрания собственниками жилых помещений в многоквартирном жилом доме способа управления управляющей организацией содержание внутридомовых инженерных сетей является обязанностью этой управляющей организации или иного лица по договору с управляющей организацией.

Как установлено по настоящему делу, ООО “Ж“ с ООО “В“ не заключало договор на обслуживание внутридомовых электрических сетей, не заключал такой договор с ООО “В“ и Г.

В отсутствие договора возложение на ответчика обязанности по оплате произведенных истцом работ на основании тарифов, утвержденных администрацией г. Заринска для МУП КЭС “З“, не соответствует закону.

Указание суда апелляционной инстанции на то, что внутридомовые электрические сети не передавались в составе общего имущества по договору управления управляющей организации, не влечет обязанности собственника нести расходы по содержанию этого вида общего имущества, поскольку такая обязанность возложена на управляющую организацию в соответствии с положениями действующего законодательства, направленными на обеспечение безопасного и благоприятного проживания граждан. Так, утвержденные постановлением Госстроя России от 27.09.2003 N 170 Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда предусматривают выполнение обязательных требований по содержанию и ремонту, в том числе, и внутридомовых электрических сетей.

Кроме того, согласно п. 29 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утв. Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 N 491, плата за содержание и ремонт жилого помещения включает в себя оплату расходов на содержание и ремонт внутридомовых инженерных сетей электроснабжения.

Наличие заключенных договоров между ООО “В“ и другими собственниками жилых помещений в доме, где проживает ответчик, не влечет для последнего обязанность по оплате услуг истца.

С учетом изложенного, президиум решение суда апелляционной инстанции отменил с оставлением без изменения решения мирового судьи.

Постановление президиума

по делу N 44г-141

Право социального обеспечения

6. В выслугу лет как для назначения пенсий, так и назначения ежемесячного социального пособия после увольнения лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел засчитывается время пребывания граждан на военной службе по призыву.

19.05.2009 Р. обратился в суд с иском к ГУВД по Алтайскому краю о взыскании недополученной суммы социального пособия за период с 01.04.2007 по 01.05.2009 в размере 50266 руб. 79 коп., возложении на ответчика обязанности выплачивать ежемесячное социальное пособие с 01.05.2009 по 23.03.2012.

В обоснование требований ссылался на то, что он проходил службу в полку патрульно-постовой службы милиции при ГУВД по Алтайскому краю в должности милиционера, уволен 23.03.2007 по ограниченному состоянию здоровья на основании ст. 19 Закона РФ “О милиции“; выслуга лет на день увольнения составила 15 лет 9 месяцев. В соответствии со ст. 18 Федерального закона от 12.02.1993 N 4468-1 “О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей“ он имеет право на получение ежемесячного социального пособия в течение 5 лет после увольнения, однако ответчиком в назначении такого пособия ему отказано ввиду отсутствия необходимого стажа службы.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции сослался на то, что понятия “военная служба“ и “служба“, в частности, в органах внутренних дел, не являются тождественными. Одним из оснований для получения ежемесячного социального пособия для лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, уволенных со службы, является наличие стажа службы именно в органах внутренних дел, продолжительностью не менее 15 лет. Период военной службы по призыву в Вооруженных Силах РФ применительно к данного рода выплатам не подлежит зачету в стаж службы в органах внутренних дел.

К аналогичному выводу пришел и суд кассационной инстанции.

Президиум краевого суда принятые по делу судебные постановления отменил, дело направил на новое рассмотрение в районный суд по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 9 Закона РФ от 12.02.1993 N 4468-1 “О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних де“, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей“ лицам, указанным в статье 1 данного Закона, уволенным со службы, пенсионерам-инвалидам из числа этих лиц и членам семей умерших пенсионеров выплачиваются пособия в порядке и размерах, определяемых законодательством Российской Федерации и нормативными актами Правительства РФ.

Этот порядок определен в Постановлении Правительства РФ от 22.09.1993 N 941 “О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации“.

Пунктом 18 данного Постановления установлено, что лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, имеющим общую продолжительность службы от 15 до 20 лет и уволенным со службы по достижении предельного возраста, болезни, ограниченному состоянию здоровья, сокращению штатов либо в связи с нарушением условий контракта в отношении указанных лиц, без права на пенсию, в течение 5 лет выплачивается ежемесячное социальное пособие в размере: при общей продолжительности военной службы (службы) 15 лет - 40% суммы оклада денежного содержания.

В стаж общей продолжительности военной службы (службы) для выплаты ежемесячного социального пособия засчитываются в календарном исчислении периоды военной службы (службы), предусмотренные в пункте 1 настоящего Постановления (абз. 5 п. 18 Постановления).

Согласно пункту 1 Постановления в выслугу лет для назначения пенсий после увольнения со службы офицерам, прапорщикам, мичманам, военнослужащим сверхсрочной службы и проходившим военную службу по контракту солдатам, матросам, сержантам и старшинам, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел засчитывается военная служба (в том числе по призыву) в Вооруженных силах РФ, Федеральной пограничной службе РФ и др.

Таким образом, период военной службы по призыву в Вооруженных силах входит в стаж общей продолжительности службы лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, уволенных со службы по ограниченному состоянию здоровья.

Следовательно, в выслугу лет как для назначения пенсий, так и назначения ежемесячного социального пособия после увольнения лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел засчитывается время пребывания граждан на военной службе по призыву.

Поскольку условием выплаты социального пособия лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел является общая продолжительность службы от 15 до 20 лет, а общая продолжительность службы истца, по его утверждению, с учетом службы по призыву, составляет 15 лет 9 месяцев, довод истца о праве на выплату указанного пособия заслуживал внимания.

Постановление президиума

по делу N 44г-135

Гражданский процесс

7. Иск работодателя к сотруднику о возмещении в порядке регресса ущерба, причиненного последним в результате ДТП при исполнении служебных обязанностей, подсуден районному суду.

ГУВД по Алтайскому краю обратилось к мировому судье с требованиями к Р., являющемуся сотрудником ОВД по Центральному району г. Барнаула, о возмещении в порядке регресса ущерба, причиненного в результате ДТП.

Решением мирового судьи исковые требования ГУВД по Алтайскому краю удовлетворены.

Апелляционным определением районного суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Мировым судьей дело рассмотрено в качестве суда первой инстанции с нарушением норм процессуального права.

В соответствии с п. 1 ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

ГУВД по Алтайскому краю, выплатившее сумму ущерба ЗАО СГ “С“, предъявило требования о возмещении ущерба в порядке регресса к Р. как к своему сотруднику, с которым состоит в служебных правоотношениях.

Следовательно, возникший между сторонами спор о материальной ответственности сотрудника за вред, причиненный работодателю, вытекает из служебных правоотношений.

В соответствии со ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных статьями 23, 25, 26 и 27 настоящего Кодекса, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

Статьей 23 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 22 июля 2008 года N 147-ФЗ) трудовые споры, а также споры, вытекающие из служебных правоотношений, не отнесены к подсудности мировых судей.

Таким образом, рассмотрение настоящего иска подсудно районному суду.

Постановление президиума

по делу N 44г-145