Законы и бизнес в России

Решение Арбитражного суда Алтайского края от 21.06.2007 по делу N А03-3913/07-17 В заявлении о признании недействительным постановления о привлечении к административной ответственности за сообщение таможенному органу недостоверных сведений о наименовании и перечне товаров и количестве грузовых мест при прибытии на таможенную территорию РФ отказано правомерно, поскольку вина перевозчика в совершении указанного административного правонарушения подтверждена материалами дела.

Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.04.2008 N Ф04-2149/2008 (2926-А03-27) данное решение оставлено без изменения.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Алтайского края от 18.12.2007 по делу N А03-3913/07-17 данное решение оставлено без изменения.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АЛТАЙСКОГО КРАЯ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 21 июня 2007 г. по делу N А03-3913/07-17

Арбитражный суд Алтайского края в лице судьи Б.А., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению акционерного общества “Н“, г. Астана Республика Казахстан о признании незаконным Постановления Алтайской таможни по делу об административном правонарушении, с участием представителей:

от заявителя - Т.И., по доверенности,

от административного органа - К.А., по доверенности,

при ведении протокола судебного заседания секретарем К.М.,

установил:

акционерное общество “Н“
обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным Постановления Алтайской таможни от 20.03.07 г. по делу об административном правонарушении N 10605000-811/2006 о привлечении ее к административной ответственности по части 3 ст. 16.1 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 500 МРОТ что составляет 50000 руб.

В обоснование заявленных требований указано, что АО “Н“ было уведомлено о дате составления протокола, однако, ввиду участия 23.11.06 г. представителя АО “Н“ в составлении протокола об административном правонарушении N 106050000-0811/2006 на Рубцовском таможенном посту, Алтайской таможне было сообщено о невозможности явки и отложении даты рассмотрения.

Однако Алтайской таможней доводы представителя АО “Н“ не были приняты во внимание, и протокол был составлен без его участия. Позднее, 12.12.06 г. письмом N 44-15/11386 Алтайской таможней было сообщено о невозможности перенесения даты составления протокола об административном правонарушении. Таким образом, АО “Н“ считает, что было лишено законного права на участие в составлении протокола, дачи пояснений и принесения на протокол замечаний.

Кроме того, заявитель указал на то, что АО “Н“ не является субъектом правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, поскольку в его действиях нет состава административного правонарушения, в виду отсутствия противоправности.

Административный орган представил отзыв на заявление, в котором возражает против доводов АО “Н“ и считает, что оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется.

В судебном разбирательстве арбитражного суда первой инстанции, представители заявителя и административного органа, свои доводы поддержали в соответствии с заявлением и отзывом.

Изучив материалы дела и представленные документы, заслушав представителей лиц, участвующих в судебном заседании, суд приходит к следующему.

Постановлением Алтайской таможни от 20 марта 2007 года об административном
правонарушении N 10605000-811/2006 АО “Н“ привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ с назначением наказания в виде административного штрафа.

Акционерное общество “Н“ обжаловало данное постановление, считая его незаконным.

Из материалов дела следует, что 17 ноября 2006 года с Рубцовского Таможенного Поста Алтайской таможни в адрес законного представителя АО “Н“ была направлена телеграмма о необходимости прибытия 23 ноября 2006 года на Рубцовский ТП для участия в составлении протокола об административном правонарушении по данному делу (л.д. 96).

Рубцовский Таможенный Пост телефонограммой от 22 ноября 2006 года был уведомлен о том, что при составлении протокола по делу об административном правонарушении представитель АО “Н“ участвовать не сможет, при этом не были указаны причины неявки, являющиеся уважительными, и по которым представитель заявителя объективно не сможет принять участие в составлении протокола.

Таким образом, суд находит, что таможенный орган при составлении протокола об административном правонарушении N 10605000-811/2006 принял необходимые и достаточные меры по уведомлению АО “Н“ о времени и месте составления протокола. Представителю Общества была предоставлена возможность для реализации процессуальных прав, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ.

Как следует из административного материала, 23 ноября 2006 года истекал 6-месячный срок административного расследования по данному делу, который в соответствии с ч. 5 ст. 28.7 КоАП РФ является предельным по делам о нарушении таможенных правил.

Учитывая данные обстоятельства, и доказанность в действиях АО “Н“ состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, должностное лицо Рубцовского Таможенного Поста Алтайской таможни составило протокол об административном правонарушении в соответствии с законом.

Заявителем указано, что поскольку сопроводительные документы на товар оформлялись грузоотправителем, сведения
в таможенный орган относительно товара предоставлялись им же, ответственность должен нести отправитель.

Данный довод суд считает необоснованным в связи со следующим.

В правоотношения с таможенным органом (таможенные правоотношения) вступает перевозчик, которым является АО “Н“. Перевозчиком выполняются все действия, перечисленные в статье 76 Таможенного кодекса РФ.

Согласно пп. 16 п. 1 ст. 11 Таможенного кодекса РФ под перевозчиком понимается лицо, осуществляющее перевозку товаров через таможенную границу и (или) перевозку товаров под таможенным контролем в пределах таможенной территории РФ или являющееся ответственным за использование транспортных средств. При перемещении товаров через таможенную границу РФ 21 мая 2006 года, перевозчиком выступало АО “Н“.

В соответствии с требованиями п. 2 ст. 69 Таможенного кодекса РФ после пересечения перевозчиком таможенной границы он обязан доставить ввезенные им товары и транспортные средства в пункт пропуска и предъявить их таможенному органу.

Пунктом 1 ст. 72 Таможенного кодекса РФ предусмотрена обязанность перевозчика при прибытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию РФ представить таможенному органу документы и сведения, предусмотренные статьями 73 - 76 настоящего Кодекса, в зависимости от вида транспорта, на котором осуществляется международная перевозка.

При этом, если данные документы не содержат всех необходимых сведений, перевозчик обязан сообщить таможенному органу недостающие сведения путем представления иных имеющихся у него документов или дополнительных документов, составленных перевозчиком в произвольной форме.

Статьей 76 Таможенного кодекса РФ установлено, что при международной перевозке железнодорожным транспортом перевозчик сообщает таможенному органу, в том числе, сведения: о количестве грузовых мест; наименование, а также коды товаров в соответствии с Гармонизированной системой описания и кодирования товаров или Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности не менее чем на уровне первых четырех
знаков; вес брутто товаров (в килограммах). Данные сведения сообщаются перевозчиком путем представления таможенному органу железнодорожной накладной и имеющихся у перевозчика коммерческих документов на перевозимые товары.

Поезд N 3002 прибыл на ст. Локоть, являющуюся пунктом пропуска товаров через таможенную границу РФ. Необходимые документы и сведения в отношении товаров, были переданы таможенному органу РФ работником станции Локоть, являющейся структурным подразделением АО “Н“.

Данное обстоятельство подтверждается показаниями должностных лиц отдела таможенного оформления и таможенного контроля N 2 Рубцовского ТП Алтайской таможни Е.В. и Л.В., опрошенными в качестве свидетелей в ходе административного производства.

Кроме того, опрошенный по делу представитель АО “Н“ старший оператор станции “Локоть“ М.Н. показала, что неверное наименование товара в ж/д накладную N 0295631 на ж/д вагон N 24089526 внесено кассиром ст. “Д“ АО “Н“.

В обоснование отсутствия вины, заявитель ссылается на нормы Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении 1951 года (далее - СМГС), в частности на ст.ст. 11, 12 СМГС, положения Служебной Инструкции к СМГС, а также Соглашения к СМГС.

Заявитель делает вывод о том, что Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении (далее СМГС), являясь международным договором, имеет преимущество над таможенным законодательством и, следовательно, оно устанавливает ответственность за данное правонарушение.

Вместе с тем, СМГС регулирует правоотношения, возникающие между железными дорогами, отправителями и получателями грузов в процессе осуществления международных грузовых перевозок и не касается вопросов публично-правового регулирования сферы таможенного дела государств - участников Соглашения.

Согласно ст. 2 СМГС это Соглашение имеет обязательную силу для железных дорог, отправителей и получателей грузов. Кроме того, положения данного соглашения не препятствуют железной дороге выполнять возложенные на нее как на перевозчика обязанности, предусмотренные таможенным
законодательством стран - участников Соглашения.

Следовательно, СМГС не имеет приоритет над внутренним таможенным законодательством, поскольку регулирует правоотношения в иной (гражданско-правовой) сфере.

Согласно ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое Кодексом или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Таможенного кодекса РФ таможенное регулирование находится в ведении Российской Федерации.

Таким образом, административная ответственность в области таможенного дела устанавливается только кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации.

В силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Исходя из смысла определения вины юридических лиц, установленного КоАП РФ следует, что имеются три критерия: наличие обязанности, которую юридическое лицо должно было выполнить; наличие объективной возможности исполнения указанной обязанности; неисполнение обязанности по причине непринятия лицом всех зависящих от него мер.

Правовая обязанность АО “Н“, как перевозчика, вытекает из общеправового принципа, закрепленного в ст. 15 Конституции РФ, согласно которому любое лицо должно соблюдать Конституцию и законы, а следовательно установленные законодательством обязанности, при этом должно обеспечить их исполнение, проявляя необходимую и достаточную степень заботливости и осмотрительности, какая требуется для надлежащего исполнения административно-таможенных обязанностей.

Правовая возможность исполнения существующей обязанности определяется отсутствием объективных препятствий для выполнения указанных обязанностей, то есть обстоятельств, не зависящих от воли обязанного лица.

Согласно постановлению Конституционного суда от 27.04.01 г. N 7-П подобные
обстоятельства квалифицируются как чрезвычайные, объективно непредотвратимые обстоятельства и другие непредвиденные, непреодолимые препятствия, находящиеся вне контроля обязанных лиц. В ходе проведенного административного расследования наличия подобных обстоятельств выявлено не было.

Непринятие Обществом всех необходимых и достаточных мер по сообщению таможенному органу сведений о наименовании товара, и находящихся в пределах его разумных возможностей, определяет и подтверждает отсутствие объективных препятствий для выполнения указанных обязанностей.

Как следует из статей 72 - 76, 81, 92, 102 Таможенного кодекса, при доказывании вины перевозчика в совершении правонарушения, выразившегося в сообщении таможенному органу недостоверных сведений о товаре, следует установить, в полной ли мере перевозчиком были использованы положения действующих международных договоров в области перевозок согласно Конвенции о договоре международной перевозки грузов (КДПГ) 1956 г., Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении 1951 г., Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 года, Конвенции ООН о морской перевозке грузов 1978 г. и др., предоставляющие ему возможность для выполнения возложенных на него Кодексом обязанностей.

Параграфом 2 статьи 12 СМГС установлено, что железная дорога имеет право проверить правильность сведений и заявлений, указанных отправителем в накладной. Договор перевозки считается заключенным с момента приема станцией отправления груза и накладной к перевозке. Прием к перевозке удостоверяется наложением на накладную календарного штемпеля станции отправления. По наложению штемпеля накладная служит доказательством заключения договора перевозки.

Кроме того, согласно решения руководителей таможенных служб государств-участников СНГ от 16.09.98 г. N 1/20, утверждена согласованная с дирекцией Совета по железнодорожному транспорту стран СНГ типовая технология взаимодействия таможенных органов и железнодорожных администраций государств-участников СНГ, на положения которой ссылается заявитель. Согласно п. 1.2 товары, перемещаемые через таможенную границу государства-участника
СНГ железнодорожным транспортом, подлежат таможенному оформлению и таможенному контролю в порядке, предусмотренным национальным таможенным законодательством государства-участника СНГ: согласно п. 3.1 работники пограничной станции обязаны уведомить должностных лиц таможенного органа о прибытии товаров из-за границы представлением документов (передаточной ведомости, перевозочных и товаросопроводительных документов) в соответствии с национальным законодательством государства-участника СНГ; в соответствии с п. 11.1 железные дороги и лица, перемещающие товары и транспортные средства через таможенную границу государства-участника СНГ, несут ответственность за нарушение таможенных правил в соответствии с национальным законодательством государства-участника СНГ.

С учетом изложенного, суд находит, что у перевозчика - АО “Н“, имелись все возможности для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена ответственность по ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ.

Таким образом, принимая груз к перевозке АО “Н“, не проверив точность записей, сделанных в железнодорожной накладной, относительно наименования товаров, не сделав в железнодорожной накладной оговорок, свидетельствующих об отсутствии у него возможности проверить правильность этих записей, не выполнило условие, параграфа 2 ст. 12 Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении 1951 года о проверке правильности сведений и заявлений, указанных отправителем в накладной, в результате чего сообщило таможенному органу недостоверные сведения о перевозимом грузе.

В этой связи, суд считает, что перевозчик не проявил необходимую степень заботливости и осмотрительности при приеме и предоставлении груза (в таможенный орган), какая от него требовалась для соблюдения установленных таможенным законодательством правил.

Оценив доводы, изложенные лицами, участвующими в деле в совокупности с фактическими обстоятельствами, суд усматривает вину АО “Н“ в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, в связи с чем, Общество подлежит привлечению к административной ответственности.

Нарушений со
стороны административного органа в порядке привлечения к административной ответственности судом не выявлено.

При таких обстоятельствах, суд находит, что постановление Алтайской таможни от 20.03.07 г. по делу об административном правонарушении N 10605000-811/2006 является законным и обоснованным, оснований к удовлетворению заявленных требований не имеется.

Руководствуясь статьями 207, 210, 211, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

В удовлетворении заявления акционерного общества “Н“, г. Астана Республика Казахстан о признании незаконным Постановления Алтайской таможни от 20.03.07 г. по делу об административном правонарушении N 10605000-811/2006 отказать.

Решение вступает в законную силу по истечении десяти дней со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.