Законы и бизнес в России

Постановление Президиума Воронежского областного суда от 26.09.2005 N 44г-317 “Акт о случае профессионального заболевания не устанавливает и не отменяет диагноза, а лишь устанавливает и подтверждает причинно-следственную связь этого заболевания с вредными условиями труда, длительностью их воздействия по месту работы заболевшего работника“

ПРЕЗИДИУМ ВОРОНЕЖСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 сентября 2005 года по делу N 44г-317

(Извлечение)

З.А.Я. обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий должностного лица - заместителя главного санитарного врача С.Ю.И., выразившихся в принятии решения о признании акта расследования профзаболевания от 24.03.2004 недействительным. З.А.Я. ссылался на то, что в период с 1994 года по 30.03.2004 работал в должности водителя в филиале “Воронежэнерго“ “Воронежспецэнергоремонт“. 30.03.2004 был уволен на основании пп. “а“ п. 3 ст. 81 ТК РФ. В период трудовой деятельности приобрел профессиональное заболевание - хроническую пояснично-крестцовую радикулопатию и двухстороннюю нейросенсорную тугоухость легкой степени, что подтверждается актом о случае профессионального заболевания от 24.03.2004. Заявителю
была установлена 2-я группа инвалидности в связи с профессиональным заболеванием. В связи с этим ГУ Воронежское региональное ОФСС обязано производить ежемесячные выплаты. 30.09.2004 заместитель главного врача С.Ю.И. направил в адрес ГУ Воронежского ОФСС письмо о признании акта от 24.03.2004 недействительным. Считает, что заместитель главного врача С.Ю.И. превысил свои должностные полномочия, тем самым нарушив права заявителя на получение социального обеспечения в связи с профессиональным заболеванием.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 04.07.2005 З.А.Я. отказано в удовлетворении заявленных требований о признании незаконными действий главного санитарного врача ФГУП “Центр гигиены и эпидемиологии в Воронежской области“ С.Ю.И. по принятию решения о признании акта расследования профзаболевания от 24.03.2004 недействительным.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 16.08.2005 решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 04.07.2005 оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, поступившей в Воронежский областной суд 06.09.2005, заявитель З.А.Я. просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением судьи от 09.09.2005 дело истребовано, поступило в Воронежский областной суд 12.09.2005.

Президиум Воронежского областного суда находит жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Судом были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Как усматривается из материалов дела, председателем комиссии - зам. главного врача ФГУ “Центр Госсанэпиднадзора в Воронежской области“ С.Ю.И. и членами комиссии был составлен акт о случае профессионального заболевания в отношении З.А.Я. от 24.03.2004.

На основании справки МСЭ-016 N 972818 от 29.03.2004 З.А.Я. установлена
вторая группа инвалидности.

Приказом N 6-л/с от 30.03.2004 З.А.Я. уволен с работы на основании п. 3 ст. 81 ТК РФ.

З.А.Я. обратился с заявлением в ГУ ВРО ФСС РФ об установлении ежемесячных страховых выплат и единовременной страховой выплаты в соответствии с ФЗ “О социальном страховании“ N 166-ФЗ от 08.12.2003.

09.09.2004 управляющий ГУ ВРО ФСС РФ обратился в ФГУ “Центр госсанэпиднадзора в Воронежской области“ с письмом о том, что в связи с отсутствием в ГУЗ “Центр профессиональной патологии“ с декабря 2003 года сертифицированного специалиста - врача-сурдолога считает незаконным установление З.А.Я. диагноза “нейросенсорная тугоухость“.

В своем ответе от 30.09.2004 зам. главного санитарного врача по Воронежской области С.Ю.И. просил считать недействительным акт расследования профзаболевания от 24.03.2004 в отношении З.А.Я.

Как следует из протокола N 4 от 18.10.2004 заседания членов медицинской комиссии по случаю заболевания З.А.Я., установлено, что расследование проведено некачественно, в связи с чем для продолжения расследования профзаболевания следует направить материалы в Центр профпатологии ОКБ (или НИИ РАМН).

22.03.2005 З.А.Я. обратился в суд с заявлением о признании действий зам. главного санитарного врача по Воронежской области С.Ю.И. незаконными.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований З.А.Я., суд первой инстанции сослался на Постановление Правительства РФ N 967 от 15.12.2000, которым утверждено Положение о расследовании и учете профзаболеваний, согласно п. 35 которого разногласия по вопросам установления диагноза профзаболевания и его расследования рассматриваются органами и учреждениями государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ, Центром профпатологии Министерства здравоохранения РФ, Федеральной инспекцией труда и судом. Решение о проведении дополнительного расследования принято коллегиально, с участием представителя Центра ГСЭН, Центра профпатологии, ВРО ФСС РФ. Поэтому суд посчитал, что своими действиями С.Ю.И. не допустил
превышения должностных полномочий, отменив акт о случае профессионального заболевания в отношении З.А.Я. от 24.03.2004.

Суд кассационной инстанции при рассмотрении дела согласился с доводами суда первой инстанции.

Между тем в соответствии с письмом ФСС РФ от 29.04.2005 N 02-18/06-3810 “О направлении обзора по вопросам экспертизы страховых случаев в связи с профессиональным заболеванием“ акт о случае профессионального заболевания составляется и утверждается специалистами государственной санитарно-эпидемиологической службы. По своей правовой силе и предназначению данный акт не устанавливает и не отменяет диагноза профессионального заболевания, а лишь устанавливает и подтверждает причинно-следственную связь этого заболевания с вредными условиями труда, длительностью и интенсивностью их воздействия по месту работы заболевшего работника (застрахованного).

Согласно п. п. 14, 16, 17 Постановления Правительства РФ от 15.12.2000 N 967 “Об утверждении Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний“ Центр профессиональной патологии на основании клинических данных состояния здоровья работника и представленных документов устанавливает заключительный диагноз - хроническое профессиональное заболевание, составляет медицинское заключение и в 3-дневный срок направляет соответствующее извещение в Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора, работодателю, страховщику и в учреждение здравоохранения, направившее больного. Установленный диагноз - острое или хроническое профессиональное заболевание (отравление) - может быть изменен или отменен Центром профессиональной патологии на основании результатов дополнительно проведенных исследований и экспертизы. Извещение об изменении или отмене диагноза профессионального заболевания направляется Центром профессиональной патологии в Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора, работодателю, страховщику и в учреждение здравоохранения в течение 7 дней после принятия соответствующего решения.

Кроме того, полномочия главных государственных санитарных врачей и их заместителей закреплены в ст. 51 Федерального закона РФ от 30.03.1999 N 52-ФЗ “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения“. В соответствии с указанной
статьей главный санитарный врач не наделен правом отменять акты о случаях профессиональных заболеваний.

В силу п. 4.6 Инструкции о порядке применения положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденной Приказом Минздрава РФ от 28.05.2001 N 176, по результатам расследования случая профессионального заболевания (отравления) комиссией в 3-дневный срок по истечении срока расследования составляется акт. В случае несогласия работодателя (его представителя, пострадавшего работника) с содержанием акта о случае профессионального заболевания (отравления) и отказа от подписи он (они) вправе, письменно изложив свои возражения, приложить их к акту, а также направить апелляцию в вышестоящее по подчиненности учреждение госсанэпидслужбы.

Таким образом, акт от 24.03.2004 о случае профессионального заболевания в отношении З.А.Я. не мог быть отменен председателем комиссии, составившим этот акт. Диагноз заболевания работника устанавливается на основании исследований Центром профессиональной патологии. Поэтому сомнения, возникшие после установления диагноза о профессиональном заболевании работнику, не могут являться основанием для отмены акта о случае профессионального заболевания, утвержденного главным врачом ФГУ Центр санэпиднадзора в Воронежской области, поскольку указанный акт лишь подтверждает связь заболевания с вредными условиями труда, а не устанавливает диагноз работнику.

Обстоятельства дела установлены судом правильно, обоснованность выводов суда о восстановлении срока исковой давности З.А.Я. сомнения не вызывает. Однако нормы материального права по существу были неправильно применены судом первой инстанции, суд кассационной инстанции не обратил внимания на эти нарушения.