Законы и бизнес в России

Постановление Президиума Воронежского областного суда от 01.08.2005 N 44г-270 “Право собственности у наследника возникает с момента принятия наследства“

ПРЕЗИДИУМ ВОРОНЕЖСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 августа 2005 года по делу N 44г-270

(Извлечение)

Г.П.Г. обратился в суд с иском к КУМиЗ администрации Новоусманского района Воронежской области об объявлении Г.Г.С. умершим и признании права собственности в порядке наследования по закону на жилой дом по <...> Н-го района Воронежской области, указывая, что он является сыном Г.Г.С. В 1941 году Г.Г.С. был мобилизован в ряды Вооруженных Сил в связи с началом Великой Отечественной войны, и с этого времени о его судьбе родственникам не было ничего известно. Г.Г.С. является родным братом В.А.С., которая умерла 2 октября 2004 года. После ее смерти открылось наследство, состоящее из жилого дома,
расположенного в <...> Н-го района Воронежской области. Истец по делу является наследником по праву представления. Он обратился в нотариальную контору Новоусманского района Воронежской области с заявлением о желании принять наследство, так как других наследников нет. Свидетельство о праве на наследство истцу не выдали, поскольку у него нет свидетельства о смерти отца; кроме того, у него не имеется правоустанавливающих документов на тетин дом.

Решением Новоусманского районного суда от 17 мая 2005 года исковые требования Г.П.Г. удовлетворены.

В надзорной жалобе, поступившей в областной суд 4 июля 2005 года, Г.М.М. просит состоявшееся по делу судебное решение отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением судьи Воронежского областного суда от 7 июля 2005 года дело истребовано в Воронежский областной суд, поступило в суд 11 июля 2005 года.

Президиум областного суда находит решение Новоусманского райсуда Воронежской области от 17 мая 2005 года подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Как видно из материалов дела, судом были допущены существенные нарушения норм процессуального права, выразившиеся в следующем: районный суд не принял во внимание то обстоятельство, что на момент смерти В.А.С. в вышеуказанном жилом доме с ней проживал сын, В.И.В., который умер 9 февраля 2005 года. Г.М.М. указывает, что он фактически принял наследство, но не успел его оформить. А поскольку согласно п. 4 ст. 1152 ГК РФ право собственности у наследника возникает с момента принятия наследства, то право собственности на указанный жилой дом после 2 октября
2004 года перешло к В.И.В., т.к. он проживал в этом доме, владел им, принял меры по охране наследственного имущества, т.е. фактически принял наследство. Это обстоятельство предусмотрено п. 2 ст. 1153 ГК РФ.

В решении суда указано, что отсутствуют правоустанавливающие документы на вышеуказанный жилой дом, хотя в справке администрации Усманского 2-го сельского поселения Н-го муниципального района Воронежской области было указано, что выдавалось свидетельство о праве на наследство Новоусманской государственной нотариальной конторой Воронежской области 15 мая 1979 года, зарегистрировано в реестре за N 573.

Суд не истребовал указанное свидетельство о праве на наследство в нотариальной конторе.

Кроме того, В.А.С. 18 мая 1979 года составила завещание, которое удостоверено Новоусманской государственной нотариальной конторой Воронежской области 18 мая 1979 года и зарегистрировано в реестре за N 594, по которому все свое имущество она завещала В.И.В. и В.М.В. в равных долях. В.М.В. умер 8 января 1992 года. Следовательно, он считается отпавшим наследником и все имущество В.А.С. должно перейти по завещанию В.И.В.

Таким образом, судом был неправильно установлен круг наследников после смерти В.А.С.

Г.М.М. указывает, что она является наследницей В.И.В. (его двоюродной сестрой) по ст. 1144 ГК РФ, т.к. наследников предыдущих очередей не имеется, однако она к участию в деле привлечена не была.

При таких обстоятельствах решение Новоусманского райсуда Воронежской области от 17 мая 2005 года нельзя признать правильным, оно подлежит отмене.

Данное нарушение процессуального закона является существенным, т.к. привело к вынесению судом необоснованного решения.