Законы и бизнес в России

Определение Воронежского областного суда от 15.06.2004 N 33-1444 “Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах“

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2004 года по делу N 33-1444

(Извлечение)

Б.А.И. обратился в суд с настоящим иском к ответчикам по тем основаниям, что ранее в производстве суда находилось дело по его иску к Е.Г.П. о взыскании долга по договору займа, в целях обеспечения иска по которому судом был наложен арест на имущество Е.Г.П., в том числе и на долю в уставном капитале ООО “Гефа“ (35%). Определением судебной коллегии по гражданским делам облсуда определение суда об обеспечении иска было отменено, повторно арест на долю в уставном капитале наложен 13.01.2003, однако Е.Г.П. 30.12.2002 подарил эту долю К.Г.Н. (другому участнику
ООО “Гефа“). Решением суда от 03.04.2003 требования Б.А.И. к Е.Г.П. о взыскании долга удовлетворены, но решение не исполнено по причине отсутствия у ответчика средств.

Б.А.И. считал, что указанная сделка являлась мнимой, заключенной с целью ухода от ответственности по исполнению указанного решения суда.

Решением Рамонского районного суда от 14.04.2004 иск Б.А.И. удовлетворен.

В жалобе Е.Г.П. ставится вопрос об отмене решения суда как необоснованного.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

В силу ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Признавая договор дарения доли в уставном капитале ООО “Гефа“ между Е.Г.П. и К.Г.Н. мнимой сделкой, суд считал установленным обстоятельства, что таковая заключена с целью ухода от ответственности Е.Г.П. по исполнению решения суда о взыскании с него в пользу Б.А.И. денежных сумм и без намерения создать соответствующие правовые последствия.

Выводы суд обосновывал тем, что эта сделка заключена в период нахождения в производстве суда иного дела о взыскании с Е.Г.П. в пользу Б.А.И. долга; после ее оформления Е.Г.П. не прекратил свое участие в ООО “Гефа“, являясь ее руководителем, и, по мнению суда, не преследовал цель реального перехода прав и обязанностей участника ООО “Гефа“ к К.Г.Н.

При этом суд оценил доказательства, представленные по делу, в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Доводы жалобы на то, что кассатор был вправе заключить указанную сделку с К.Г.Н. (ибо запрета не имелось), не реализовал право своего выхода из ООО “Гефа“ (что не является его обязанностью) и т.п., сводятся, по сути, к переоценке доказательств по делу, а потому не могут повлечь отмену постановленного
решения.

Ссылки на то, что после заключения сделки К.Г.Н. оформил свою увеличившуюся в этой связи долю в уставном капитале ООО, не опровергают вывод о мнимости сделки, т.к. это обстоятельство является техническим оформлением, направлено на придание видимости действительности этой сделки.

Кроме того, данных об исполнении решения суда от 03.04.2003 в деле нет, а то, что доля в уставном капитале ООО “Гефа“ ответчиком подарена в период, когда иск Б.А.И. к нему о взыскании суммы долга находился в стадии разрешения, подтверждается материалами дела, никем не оспаривается. В силу же ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

С учетом изложенного доводы жалобы не могут повлечь отмену постановленного решения.

Ссылки на нарушение норм процесса (правил подсудности) несостоятельны, т.к. из дела не усматривается, что спор принят с нарушением этих правил.

Кроме того, данных об ином месте жительства кассатора, чем те, что представлены в материалах дела, не имеется, в возражениях на иск Б.А.И. Е.Г.П. на указанное обстоятельство не ссылался.