Законы и бизнес в России

Обзор судебной практики по гражданским делам за апрель 2010 года (подготовлено Белгородским областным судом)

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА АПРЕЛЬ 2010 ГОДА

Вопросы применения норм материального права

Дети, оставшиеся без попечения родителей, не имеющие закрепленного жилого помещения, по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм

К., 1987 года рождения, в 1999 г. остался без попечения родителей.

По окончании службы в рядах Вооруженных Сил РФ, с августа 2008 г. проживает в г. Старый Оскол Белгородской области.

В апреле 2009 г. в связи с отсутствием закрепленного жилого помещения К.В.В. обратился в администрацию Старооскольского городского округа с заявлением о постановке на регистрационный учет для
получения жилья вне очереди, в чем 28.05.2009 ему отказано.

Считая данный отказ нарушающим конституционное право на жилище, К. инициировал иск о признании отказа незаконным, обязании ответчика поставить его на регистрационный учет для получения жилья вне очереди в г. Старый Оскол и предоставить ему жилое помещение по договору социального найма.

Решением суда, оставленным без изменения при кассационном рассмотрении дела, иск отклонен.

Судебные постановления отменены в порядке надзора.

Отклоняя заявленные требования, судебные инстанции со ссылкой на п. 2 ст. 8 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“ исходили из права истца на льготное обеспечение жильем: по месту первичного выявления его как ребенка-сироты - в п. Покрышкино Калининградской области либо по месту временного пребывания - в с. Знаменка Горшеченского района Курской области.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду абзац 2 пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ, а не п. 1 ч. 2 ст. 8.

Между тем, в соответствии с пп. 2 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ, п. 1 ч. 2 ст. 8 названного Федерального закона дети, оставшиеся без попечения родителей, не имеющие закрепленного жилого помещения, по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Из материалов дела видно, что после исполнения воинской обязанности с августа 2008 г. местом жительства истца является г. Старый Оскол Белгородской области. В данном населенном пункте он работает, создал семью.

Исходя из приведенных положений ЖК РФ и Федерального закона от
21.12.1996 N 159-ФЗ г. Старый Оскол Белгородской области является именно тем населенным пунктом, в котором истцу, не имеющему закрепленного жилого помещения, должно быть предоставлено таковое вне очереди не ниже установленных социальных норм.

В этой связи выводы судов первой и кассационной инстанций об отказе в иске не основаны на законе и положениях ст. 2 Конституции РФ о признании человека, его прав и свобод высшей ценностью в государстве.

Банком должна быть подтверждена добросовестность действий при предоставлении кредита. Таковая может быть выражена, в том числе, в принятии решения о выдаче денежных средств на основе анализа финансового состояния поручителя; уровня его кредитно- и платежеспособности; расчета достаточности предоставленного обеспечения с учетом причитающихся процентов и возможных издержек банка по получении исполнения; оценки рисков, связанных с кредитованием конкретного клиента, в том числе анализа кредитного риска

Между ОАО “Промсвязьбанк“ и Ш., Ф. заключен кредитный договор о предоставлении денежных средств в сумме 1150000 руб. под 17% годовых до 27.05.2009.

Исполнение договора обеспечено поручительством Т., обязавшегося солидарно отвечать перед кредитором за неисполнение либо ненадлежащее исполнение заемщиками условий договора.

Инициировав дело в связи с нарушением заемщиками графика внесения платежей в счет погашения суммы кредита и процентов, банк просил расторгнуть кредитный договор и взыскать образовавшуюся задолженность в сумме 563010 руб. 36 коп. солидарно с заемщиков и поручителя.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода требования о расторжении договора и взыскании задолженности солидарно с Ш., Ф. удовлетворены. Иск к Т. признан необоснованным и отклонен.

При кассационном рассмотрении дела указанное решение в части отказа в иске к Т. отменено с вынесением нового о взыскании задолженности по кредитному договору солидарно с Ш., Ф.,
Т. В остальной части решение оставлено без изменения.

Кассационное определение отменено в порядке надзора.

Отклоняя требование о взыскании задолженности с поручителя, суд первой инстанции исходил из факта отсутствия у него работы на момент заключения кредитного договора и договора поручительства, отсутствия материальных средств и иных доходов, достаточных для обеспечения надлежащего выполнения заемщиками договорных обязательств, непроявления банком при заключении договоров должной осмотрительности, позволяющей избежать финансовых потерь. При предоставлении кредита банком не выяснялось имущественное положение поручителя.

Отменяя решение в этой части, судебная коллегия на основании положений ст. ст. 323, 363, 367, 811 ГК РФ, условий договора поручительства (п. 1.2.17) пришла к выводу о том, что вышеперечисленные обстоятельства не могут служить основанием для освобождения поручителя от исполнения принятых на себя обязательств. Со ссылкой на п. 3 ст. 10 ГК РФ указано на обязанность поручителя предвидеть наступление неблагоприятных последствий в случае неисполнения заемщиками условий договора и нести ответственность перед кредитором.

Доводы заявителя об оставлении кассационной инстанцией без внимания и надлежащей оценки действий банка при заключении договора поручительства обоснованы.

Пункт 3 ст. 10 ГК РФ предусматривает презумпцию добросовестности всех участников гражданского оборота, как должников, так и кредитора.

С позиции приведенной нормы закона, пункта 4 письма ЦБ РФ от 5 октября 1998 г. N 273-Т “Методические рекомендации к Положению Банка России “О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)“, а также ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, обязывающей сторону доказать те юридически значимые обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своей позиции, истцом в суде первой инстанции не подтверждена добросовестность действий при предоставлении кредита. Таковая может быть выражена, в
том числе, в принятии решения о выдаче денежных средств на основе анализа финансового состояния поручителя; уровня его кредито- и платежеспособности; расчета достаточности предоставленного обеспечения с учетом причитающихся процентов и возможных издержек банка по получении исполнения; оценки рисков, связанных с кредитованием конкретного клиента, в том числе анализа кредитного риска.

На невыполнение истцом данной обязанности, исходя из принципа состязательности гражданского судопроизводства, обоснованно указано в решении суда.

Как видно из материалов дела, банком не представлены доказательства, подтверждающие указанные обстоятельства, и в суд кассационной инстанции, с учетом ее полномочий исследовать новые доказательства и устанавливать новые обстоятельства (ч. 1 ст. 347 ГПК РФ).

При таком положении вывод суда первой инстанции об отклонении иска в части требования о взыскании задолженности по кредитному договору с Т. является правильным, согласуется с материалами дела и приведенными положениями ГК РФ и письма ЦБ РФ от 5 октября 1998 г. N 273-Т.

По иску об изъятии у собственника объекта культурного наследия обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: уведомление собственника органом исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченным в области охраны объектов культурного наследия, о порядке и правилах охраны, содержания, использования и реставрации объекта; оформление в установленной законом форме охранного обязательства, предусматривающего порядок и сроки реставрации, консервации, ремонта объекта, а также иные обеспечивающие сохранность такого объекта требования

В 1997 г. на основании заключенного по результатам аукциона договора купли-продажи Б. приобрел здание бывшей средней школы в с. Ютановка Волоконовского района Белгородской области. С 1997 г. по 2004 г. часть здания использовалась как вспомогательное помещение для расположенной рядом мельницы, с 2004 г. оно не эксплуатируется. 04.12.2008 указанное здание принято на государственную
охрану как объект культурного наследия регионального значения начала XX века “Усадебный дом Ковалевского Евграфа Петровича“.

Управление культуры Белгородской области обратилось в суд с иском об изъятии здания у собственника путем выкупа с публичных торгов со ссылкой на бесхозяйственное содержание объекта культурного наследия.

Решением Волоконовского районного суда Белгородской области иск удовлетворен. При кассационном рассмотрении дела решение в части возложения на администрацию Волоконовского района обязанности выкупить у Б. спорное имущество путем проведения публичных торгов отменено с направлением дела в этой части на новое рассмотрение. В остальной части решение оставлено без изменения.

Судебные постановления отменены в порядке надзора.

Удовлетворяя требование об изъятии у ответчика спорного объекта культурного наследия, судебные инстанции руководствовались ст. 240 ГК РФ, ст. 54 Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ “Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ“ и исходили из бесхозяйственного содержания собственником данного объекта, влекущего реальную угрозу утраты им своего значения в результате такого бездействия.

В нарушение ст. ст. 148, 150 ГПК РФ надлежащая подготовка дела к судебному разбирательству не проведена, в результате в полном объеме не определены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, закон, которым следует руководствоваться.

Исходя из положений п. 3 ст. 48, п. 4 ст. 50 Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ, п. 59 Положения об охране и использовании памятников истории и культуры, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 16.09.1982 N 865, по иску об изъятии у собственника объекта культурного наследия обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: уведомление собственника органом исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченным в области охраны объектов культурного наследия, о порядке и правилах охраны, содержания, использования и
реставрации объекта; оформление в установленной законом форме охранного обязательства, предусматривающего порядок и сроки реставрации, консервации, ремонта объекта, а также иные обеспечивающие сохранность такого объекта требования.

В нарушение ч. 2 ст. 56 ГПК РФ данные обстоятельства не определены в качестве юридически значимых, на обсуждение сторон не выносились, в судебном заседании не исследовались.

Судебный порядок, построенный на принципе состязательности, с учетом положений ст. ст. 12, 56, 67, 198 ГПК РФ требовал проверки и правовой оценки аргументов ответчика о его неизвещении о включении принадлежащего ему здания в перечень объектов культурного наследия в связи с направлением уведомления об этом по ошибочному адресу, о проведении им ремонта части здания, о непредъявлении ему требований к сохранению спорного объекта.

Отвечало ли вмешательство в беспрепятственное осуществление ответчиком права собственности принципу “справедливого баланса“ между требованиями общего интереса и необходимостью защиты права лица на уважение его собственности с позиции ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод объективной оценки не получило.

Между тем, как неоднократно разъяснял Европейский суд по правам человека, не только мера, лишающая лицо его собственности, должна преследовать, как фактически, так и принципиально законную цель “в общественных интересах“, но и также должна быть разумная связь соразмерности между примененными средствами и преследуемой целью. Необходимый баланс не будет соблюден, если соответствующему лицу придется нести “индивидуальное и чрезмерное бремя“ (Постановление Европейского суда по делу “Спорронг и Лоннрот против Швеции“ от 23 сентября 1982 г., Series А, N 52, р. 26, § 69, Постановление Большой палаты Европейского суда по делу “Иатридис против Греции“, жалоба N 31107/96, § 58, ECHR 1999-П).

Необходимым
условием ответственности за причиненный вред, в том числе в порядке регресса, является вина причинителя вреда

17 июня 2008 года П. и работники ЧОП “Гранит“ К. и С. по предварительному сговору совершили хищение кукурузы, принадлежащей ООО Агрохолдинг “Авида“, которая 19 июня 2008 года возвращена потерпевшей стороне.

9 августа 2008 года кукуруза утилизирована ввиду порчи и непригодности для кормления животных.

По требованию ООО причиненный материальный ущерб в размере стоимости похищенной кукурузы возмещен ООО ЧОП “Гранит“.

Приговором Старооскольского районного суда К., С. и П. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ.

ООО ЧОП “Гранит“ обратилось в суд с иском о взыскании суммы возмещенного ущерба в порядке регресса с ответчиков в солидарном порядке.

Решением Старооскольского городского суда, оставленным без изменения при кассационном рассмотрении дела, иск признан обоснованным.

Судебные постановления отменены в порядке надзора.

Разрешая спор, судебные инстанции исходили из того, что виновными действиями ответчиков, совершивших хищение кукурузы, Агрохолдингу “Авида“ причинен материальный ущерб, который возмещен истцом по требованию общества в размере стоимости похищенного. С учетом этих обстоятельств сумма выплаченного истцом возмещения взыскана в порядке регресса с ответчиков в солидарном порядке.

Доводы ответчиков об отсутствии их вины в причинении вреда со ссылкой на возвращение кукурузы в Агрохолдинг в неиспорченном состоянии через день после совершения хищения отвергнуты как не подтвержденные доказательствами.

Между тем, факт принятия похищенной кукурузы на хранение Агрохолдингом “Авида“, а также ее утилизация в связи с порчей спустя полтора месяца после поступления на хранение установлены судом.

В силу положений ст. ст. 1064, 1068, 1081 ГК РФ необходимым условием для наступления ответственности за причиненный вред, в том числе и в порядке регресса,
является вина причинителя вреда.

Поскольку похищенное имущество было возвращено Агрохолдингу в полном объеме, имеющими значение для правильного разрешения дела являются обстоятельства, связанные с установлением причины порчи кукурузы, в том числе качественное состояние кукурузы на момент ее изъятия у виновных лиц и на момент передачи на ответственное хранение, условия ее дальнейшего хранения, вина ответчиков в ее порче.

В нарушение положений ст. ст. 56, 148, 198 ГПК РФ эти обстоятельства на обсуждение сторон не выносились, бремя их доказывания между сторонами не распределено, решением суда эти обстоятельства не установлены, что повлекло отмену судебных решений.

Дополнительные меры государственной поддержки предоставляются женщине в том случае, если у нее имеется (ею воспитываются) не менее двух рожденных (усыновленных) детей

Супруги К. обратились в Управление Пенсионного фонда РФ в Ровеньском районе с заявлением о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал. Приложили свидетельство о смерти первого (живорожденного) ребенка, умершего на первой неделе жизни; свидетельство о рождении второго ребенка, <...>.

В удовлетворении заявления К. отказано со ссылкой на то, что документом, удостоверяющим факт государственной регистрации рождения, является только свидетельство о рождении, которое на первого ребенка не выдавалось. Считая отказ нарушающим право на получение указанной меры государственной поддержки, К. инициировали иск об обязании ответчика выдать сертификат на материнский (семейный) капитал.

Решением Ровеньского районного суда Белгородской области иск удовлетворен.

При кассационном рассмотрении дела решение отменено с вынесением нового об отказе в иске.

В надзорной жалобе заявители просили об отмене кассационного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

В удовлетворении жалобы отказано по следующим основаниям.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, суд кассационной инстанции руководствовался ст. ст.
3, 5 Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ и исходил из неприобретения истцами права на получение сертификата на материнский (семейный) капитал ввиду наличия у них только одного ребенка. При этом отсутствие свидетельства о рождении первого ребенка и факт его смерти на первой неделе жизни судебная коллегия на основании ст. 2 названного закона, п. 5 Правил подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30.12.2006 N 873, сочла обстоятельствами, являющимися основанием к отказу в удовлетворении заявленного требования.

В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ меры государственной поддержки семей, имеющих детей, - это меры, обеспечивающие возможность улучшения жилищных условий, получения образования, а также повышения уровня пенсионного обеспечения с учетом особенностей, установленных названным Федеральным законом.

При этом согласно преамбуле Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ его целью является создание условий, обеспечивающих семьям, имеющим детей, достойную жизнь.

Данный Федеральный закон направлен на решение неблагоприятной демографической ситуации, сложившейся в Российской Федерации.

К субъектам, которые вправе получить дополнительные меры государственной поддержки, в частности, относятся женщины, родившие (усыновившие) второго ребенка, начиная с 01.01.2007 (пп. 1 п. 1 ст. 3 Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ).

Право на дополнительную государственную поддержку у названных женщин возникает при рождении (усыновлении) второго ребенка и может быть реализовано ими не ранее чем по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) этого ребенка (п. 7 ст. 3 Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ).

Из содержания приведенных выше положений Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ в контексте его преамбулы следует, что дополнительные меры государственной поддержки предоставляются женщине в том случае, если у нее имеется (ею воспитываются) не менее двух рожденных (усыновленных) детей, один из которых родился после 01.01.2007.

В связи с изложенным вывод суда кассационной инстанции об отсутствии у истицы, родившей второго ребенка после 01.01.2007, права на получение дополнительной государственной поддержки, с учетом смерти первого ребенка на первой неделе жизни, является правильным и согласуется с вышеприведенными положениями Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ.

Иное, по сравнению с судебным, толкование истцами правовых норм, касающихся существа дела, само по себе не является исключительным обстоятельством, способным повлечь отмену обязательного и имеющего законную силу решения.

Ссылки в жалобе на Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2009 N 29-В09-6 не влияют на правильность обжалуемого судебного постановления. Нормативно-правовые акты, которыми суды общей юрисдикции должны руководствоваться при разрешении возникающих споров, предусмотрены ст. 11 ГПК РФ. Дело рассмотрено с учетом установленных фактических данных на основании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Процессуальные вопросы

Стороны извещаются о дате, времени и месте судебного разбирательства с использованием средств связи, обеспечивающих фиксирование судебного извещения

Распоряжением администрации г. Белгорода принадлежащие Т. на праве собственности квартиры переведены в нежилые помещения в целях их использования в качестве магазина промышленных товаров. Помещение используется как компьютерный клуб.

П. оспорила указанное распоряжение и просила возложить на Т. обязанность привести квартиры в первоначальное состояние.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения при кассационным рассмотрении дела, признаны незаконными распоряжение администрации г. Белгорода, действия МУ “Инспекция по контролю за градостроительной деятельностью на территории г. Белгорода“ по выдаче разрешения на строительство (реконструкцию) нежилого помещения, на Т. возложена обязанность привести квартиры в первоначальное состояние.

Судебные постановления отменены в порядке надзора.

В соответствии с ч. 4 ст. 113 ГПК РФ ответчице судебное извещение направлялось по адресу, указанному истцом в исковом заявлении. Данное извещение Т. получено не было.

Согласно протоколу судебного заседания при рассмотрении дела в суде первой инстанции выяснялся вопрос о возможности извещения ответчицы по номерам телефонов, указанным в ее заявлениях о переводе жилого помещения в нежилое и о выдаче разрешения на реконструкцию нежилого помещения, имеющихся в материалах дела, и было установлено, что Т. находится за пределами города Белгорода, явиться в суд не имеет возможности, о нахождении дела в производстве суда ей неизвестно, о времени и месте судебного разбирательства она не извещена.

По мнению президиума, суд имел возможности известить ответчицу, однако не представил Т. возможность явиться в судебное заседание после извещения по телефону.

Таким образом, выводы судов о принятии достаточных мер по извещению ответчицы по месту регистрации и неполучении судебной корреспонденции по ее вине, являются неверными и привели к фундаментальному нарушению прав ответчицы.

Прекращение производства по делу возможно только при наличии вступившего в законную силу и принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения суда

В Алексеевском отделении N 3775 Сбербанка РФ на имя Д. и ее умершего мужа были открыты денежные вклады, по которым банком производилось начисление компенсационных выплат.

Д. обратилась в суд с иском о взыскании с банка недополученной компенсации по вкладам.

Определением мирового суда судебного участка N 3 Алексеевского района и г. Алексеевки Белгородской области, оставленным без изменения при апелляционном рассмотрении дела, производство по делу прекращено.

Судебные постановления отменены в надзорном порядке.

Прекращение производства по делу мотивировано судебными инстанциями наличием вступившего в законную силу судебного решения, принятого мировым судом судебного участка N 3 Алексеевского района и г. Алексеевки по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Данное решение принято по делу по иску Д. к Алексеевскому отделению N 3775 Сбербанка РФ о взыскании недополученной суммы компенсации по вкладам по счетам и вкладу, открытому на ее девичью фамилию М. В решении отсутствует вывод о рассмотрении требований истицы по иным вкладам.

По настоящему делу истицей заявлены требования о взыскании компенсации по вкладам по счетам <...> и вкладу, открытому на фамилию М.

Судами установлено, что предмет заявленных и ранее рассмотренных требований истицы совпадает только частично - по вкладам <...> и вкладу, открытому на фамилию М.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований, предусмотренных абзацем третьим статьи 220 ГПК РФ, для прекращения производства по делу в части требований о взыскании компенсации по счетам <...>.

В решении суда должно быть четко сформулировано, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, в том числе за счет каких средств подлежат возмещению причиненные истцу убытки, с тем, чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении

ТСЖ “Ватутинское“ демонтировало павильон (магазин), установленный К. на земельном участке.

К. обратился в суд с иском о возмещении причиненного ему действиями ТСЖ материального вреда в размере стоимости павильона.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения при кассационном рассмотрении дела, на ТСЖ возложена обязанность выплатить истцу в счет возмещения материального ущерба денежные средства. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Судебные постановления отменены в порядке надзора.

Определяя размер причиненного ущерба в результате неправомерного сноса строения, без наличия судебного решения об этом, суд исходил из понесенных истцом затрат на строительство павильона по смете. Судом кассационной инстанции дополнительно указано на самовольное возведение павильона на земельной участке, находящемся в муниципальной собственности, и отсутствие у истца права собственности на него.

Для применения ответственности, предусмотренной ст. ст. 15, 1064 ГК РФ, в виде взыскания убытков, наравне с необходимостью наличия состава правонарушения необходима доказанность размера реального ущерба, причиненного в результате противоправных действий.

Исходя из приведенных норм и предмета иска, юридически значимые обстоятельства, в том числе действительная стоимость имущества, утраченного истцом в результате сноса, в нарушение ст. ст. 56, 198 ГПК РФ судом не установлена и в постановлениях не указана.

Судами не учтены положения ст. 222 ГК РФ, п. 3 ст. 76 ЗК РФ, согласно которым осуществление самовольной постройки является виновным действием, а ее снос осуществляется правонарушителем или за его счет. Поскольку застройщик, не являясь собственником постройки, сохраняет право собственности на стройматериалы, с позиции приведенных норм права на обсуждение сторон не поставлен вопрос о действительной их стоимости, о праве истца на возмещение вреда в размере, включающем стоимость работ по возведению магазина.

Кроме того, убедительны доводы надзорной жалобы о недопустимости возмещения вреда за счет финансовых средств ТСЖ без учета их целевого назначения.

Согласно ст. 151 ЖК РФ, Уставу ТСЖ “Ватутинское“ средства ТСЖ состоят из обязательных платежей и иных взносов членов товарищества, в том числе платежей по содержанию и ремонту общего имущества и за коммунальные услуги, доходов от хозяйственной деятельности товарищества и иных поступлений.

Исходя из положений ст. 198 ГПК РФ, в решении суда должно быть четко сформулировано, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, в том числе за счет каких средств подлежат возмещению причиненные истцу убытки, с тем, чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении.

Возложение на ответчика обязанности по возмещению вреда без указания источника возмещения убытков, без учета целевого характера финансовых средств ТСЖ, полученных от членов товарищества и предназначенных на оплату за техническое обслуживание и коммунальные услуги, этим требованиям не отвечает и не упрощает исполнение решения суда. Не рассмотрен вопрос о возмещении ответчиком вреда, причиненного неправомерными действиями органов управления ТСЖ, за счет иных собственных средств и имущества товарищества.

Оставление апелляционной жалобы без рассмотрения допустимо только в случае повторной неявки истца, не просившего о разбирательстве дела в его отсутствие, в судебное заседание

Решением мирового суда судебного участка N 1 Западного округа г. Белгорода иск С. к ООО “Реноме-Белгород“ о защите прав потребителей признан необоснованным и отклонен.

Определением районного суда апелляционная жалоба оставлена без рассмотрения.

Постановление суда апелляционной инстанции отменено в порядке надзора.

Оставляя апелляционную жалобу без рассмотрения, суд исходил из неявки надлежаще уведомленного заявителя, не просившего о рассмотрении дела без его участия, в суд по вторичному вызову, отсутствия требования ответчика о рассмотрении дела по существу, с учетом проведенной подготовки дела к судебному разбирательству без его участия.

Исходя из положений абз. 8 ст. 222 ГПК РФ, оставление жалобы без рассмотрения допустимо только в случае повторной неявки истца, не просившего о разбирательстве дела в его отсутствие, в судебное заседание, что оставлено без внимания.

В этой связи обоснованы доводы жалобы о фундаментальной ошибке, допущенной судом апелляционной инстанции, выразившейся в незаконном оставлении апелляционной жалобы без рассмотрения, представляющей собой ограничение права заявителя на доступ к правосудию (дело “Дунаев против России“, N 70142/01), без устранения которой невозможно восстановление указанного нарушенного права заявителя.

Неприменение судом апелляционной инстанции закона, подлежащего применению, повлекло, существенное нарушение норм права, без устранения которого невозможны восстановление и защита прав и интересов заявителя, осуществляющего публичную функцию по проведению единой государственной финансовой и бюджетной политики на территории области

Решением Старооскольского городского суда отменено постановление и.о. командира 2-го батальона полка ДПС ГИБДД УВД по Белгородской области о привлечении к административной ответственности Ш. по ч. 2 ст. 12.9 КоАП РФ. Производство по делу об административном правонарушении прекращено по п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ по реабилитирующему основанию.

Сославшись на причинение убытков в результате незаконных действий должностного лица государственного органа, Ш. инициировал судебное разбирательство и на основании ст. ст. 16, 1069 ГК РФ просил возместить расходы на оплату транспортно-трассологической экспертизы в сумме 3000 руб., понесенные им в рамках административного производства.

Решением мирового суда судебного участка N 8 г. Старого Оскола от 28 сентября 2009 г. заявленное требование удовлетворено. С УВД по Белгородской области за счет средств бюджета области взысканы в пользу Ш. убытки в размере 3000 руб. и судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 200 руб.; в части требований к Министерству финансов РФ и департаменту финансов и бюджетной политики Белгородской области иск признан необоснованным.

Апелляционным решением Старооскольского городского суда решение мирового суда отменено с вынесением нового о взыскании убытков с казны Белгородской области с возложением обязанности по их выплате на департамент финансов и бюджетной политики области.

Апелляционное решение отменено в порядке надзора.

Средства, затраченные истцом на проведение экспертизы при рассмотрении дела об административном правонарушении, в соответствии со ст. 24.7 КоАП РФ являются издержками по делу и относятся на счет федерального бюджета. Поскольку истец не ограничен законом в праве на возмещение имущественных затрат по проведению экспертизы в порядке гражданского судопроизводства, органы, ответственные за причиненный вред, определяются по правилам ст. 1071 ГК РФ.

Установив наличие состава правонарушения, влекущего наступление ответственности, предусмотренной ст. 1069 ГК РФ, и руководствуясь положениями ст. 1071, п. 3 ст. 125 ГК РФ, ст. 6, п. 3 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ, п. 2 ст. 6 закона Белгородской области от 15 ноября 2008 г. N 245 “Об областном бюджете на 2009 г.“ и Приложением 9 к нему, мировой суд правомерно возложил обязанность по возмещению вреда на УВД по Белгородской области как на главного распорядителя бюджетных средств по ведомственной принадлежности.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение мирового суда со ссылкой на Положение о департаменте финансов и бюджетной политики Белгородской области, утвержденное распоряжением правительства Белгородской области от 9 июля 2007 г. N 102-рп, определил ответственным за причинение вреда названный департамент, являющийся получателем бюджетных средств, указав на отсутствие у УВД по Белгородской области финансовой возможности возместить вред, связанный с деликатным правонарушением.

Судом второй инстанции не принято во внимание, что в полном соответствии с положениями ст. ст. 21, 38.1 Бюджетного кодекса РФ ведомственная структура расходов бюджета области на 2009 год установлена региональным законодателем в законе области “Об областном бюджете на 2009 год“ (приложение 9), согласно которому УВД по Белгородской области является самостоятельным распорядителем бюджетных средств по ряду показателей, среди которых назван показатель “органы внутренних дел“.

Среди показателей ведомственной структуры расходов департамента финансов и бюджетной политики области, также являющегося главным распорядителям бюджет“ых средств, расходы на органы правоохранительной деятельности не названы, что свидетельствует об отсутствии у департамента обязанности по возмещению вреда, причиненного работником органа государственной инспекции дорожного движения в структуре УВД по Белгородской области.

Неприменение судом апелляционной инстанции закона, подлежащего применению, повлекло существенное нарушение норм материального права, без устранения которого невозможны восстановление и защита прав и интересов заявителя, осуществляющего публичную функцию по проведению единой государственной финансовой и бюджетной политики на территории области, что в соответствии со ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены апелляционного решения Старооскольского городского суда и оставления в силе решения мирового суда.

С учетом предусмотренного п. 6 ст. 242.2 Бюджетного кодекса РФ трехмесячного срока исполнения решений о взыскании денежных средств с субъекта Российской Федерации президиум соглашается с доводом заявителя о несоответствии названной норме закона назначенного судом двухмесячного срока исполнения решения и необходимости увеличения такого срока до трех месяцев.