Законы и бизнес в России

Обзор судебной практики по гражданским делам за апрель 2004 года (подготовлено Белгородским областным судом)

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА АПРЕЛЬ 2004 ГОДА

Вопросы применения норм материального права

Отличительной чертой договора дарения является его добровольность; закон не предусматривает возможности обязать лицо заключить такой договор.

Определением Алексеевского районного суда утверждено мировое соглашение, в соответствии с которым Н. отказывается от иска, а М. обязуется подарить квартиру <...>, принадлежащую ему на праве собственности.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

При утверждении мирового соглашения суд исходил из того и считал установленным, что достигнутое мировое соглашение не противоречит действующему законодательству.

Из текста мирового соглашения усматривается, что Н. отказывается от своих требований к М. и администрации Алексеевского района, а М., в свою очередь, обязуется подарить истице спорную
квартиру.

Согласно ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона безвозмездно передает в собственность или обязуется передать другой стороне вещь в собственность либо имущественное право к себе или к третьему лицу.

Из указанных положений усматривается, что отличительной чертой договора дарения является его добровольность, в связи с чем обязать заключить М. подобный договор не представляется возможным.

Статьей 39 ГПК РФ предусмотрено, что суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

При таких обстоятельствах указание в мировом соглашении на обязанность М. заключить договор дарения квартиры противоречит положениям Гражданского кодекса РФ о дарении.

Проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК РФ, являются мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов.

Решением мирового суда судебного участка N 2 Ракитянского района от 11 апреля 2003 года с П. в пользу Б. взыскано 1500 рублей по договору займа и 1157 рублей 35 копеек за пользование чужими денежными средствами.

В удовлетворении требований о взыскании индексации суммы займа отказано.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

В соответствии с п. 2 ст. 395 ГК РФ, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата и др., он вправе требовать от должника возмещения убытков в части,
превышающей эту сумму.

По договору займа Б. передал в собственность П. деньги в сумме 1500 рублей с условием возврата в указанный срок, которые ответчица не вернула по настоящее время.

На основании п. 1 ст. 395 ГК РФ за неправомерное пользование чужими денежными средствами правильно взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 1157 рублей 35 копеек.

Согласно справке Белгородского областного комитета государственной статистики индекс потребительских цен (инфляции) по Белгородской области за период декабрь 2002 года к январю 2000 года составил 164,8% (л.д. 16), т.е. сумма индексации равна:

1500 х 164,8% = 2472 рубля,

что превышает размер взысканной за неправомерное пользование чужими денежными средствами на 1314 рублей 65 копеек.

2472 - 1157,35 = 1314 руб. 65 копеек.

По мнению истца указанная сумма составляет убытки, превышает сумму процентов и должна быть взыскана в его пользу.

В нарушение требований ст.ст. 157, 195 ГПК РФ, закрепляющих принцип непосредственного исследования доказательств по делу, судом не исследован расчет взыскиваемых процентов по договору займа, представленный истцом.

Из указанного расчета усматривается начисление процентов на проценты.

Между тем, в соответствии с п. 15 Постановления Пленума ВС РФ и Постановления Высшего Арбитражного суда РФ N 13/14 от 08.10.1998 проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК РФ, являются мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов.

На сумму несвоевременно уплаченных процентов за пользование заем средствами, когда они подлежат уплате до срока возврата основной суммы
займа, проценты на основании п. 1 ст. 811 Гражданского кодекса не начисляются, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Федеральный закон “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ не требует регистрации недвижимости, приобретенной до введения его в действие.

Решением Шебекинского районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 16 декабря 2003 года, в удовлетворении требований ЗАО “Россия“ отказано.

Из материалов дела усматривается, что предметом иска является выселение ответчика из занимаемого жилого помещения, в связи с не внесением им квартплаты более пяти лет, на основании ст. 687 ГК РФ и ст. 15.5 Федерального закона “Об основах федеральной жилищной политики“.

Ни в решении суда первой инстанции, ни в кассационном определении не дано надлежащей оценки юридически значимым обстоятельствам, определяемым названными правовыми актами.

Вывод о том, что ЗАО “Россия“ не является собственником дома, занимаемого М. по причине отсутствия государственной регистрации, не убедителен. Спорный жилой дом возведен в 1991 году. На тот момент закона о регистрации прав собственности не было.

Федеральный закон от 21.07.1997 “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ не требует такой регистрации ранее приобретенной недвижимости.

В описательной части решения суда содержится утверждение о том, что истец не представил доказательств, подтверждающих наличие у ответчика иного жилого помещения.

Действующим гражданским процессуальным законодательством такая обязанность для истца не предусмотрена.

Определением Октябрьского районного суда г. Белгорода принят отказ от иска В. и Г. к С., Т. о признании права собственности на часть дома.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

По смыслу ст.ст. 39, 173 ГПК РФ суд должен выяснить у стороны, отказавшейся
от иска, добровольно ли она совершает это действие, понимает ли его содержание.

Вопреки изложенному в протоколе судебного заседания от 30 апреля 2003 года не содержится сведений о выяснении у истцов добровольности совершаемого действия, понимания содержания отказа от иска.

Как усматривается из надзорной жалобы, истцам объяснили, что они утратили право собственности на жилое помещение за истечением сроков давности. Данное обстоятельство послужило поводом к отказу от заявленных требований. Это привело к нарушению прав истцов на судебную защиту.

Положения Закона РФ “О защите прав потребителей“ применяются для регулирования правоотношений, возникающих между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров, (выполнении работ, оказании услуг).

Заключение эксперта для суда необязательно и оценивается по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании во взаимосвязи с иными доказательствами.

Решением Яковлевского районного суда оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам в пользу К. с УВД Магаданской области взыскана стоимость ремонтно-восстановительных работ в сумме 322571 руб. в счет стоимости ремонтно-восстановительных работ в квартире, убытков, компенсации морального вреда и 1000 руб. в счет компенсации морального вреда.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

При вынесении решения суд исходил из того и считал установленным, что у УВД Магаданской области возникло перед истицей обязательство по предоставлению ей жилого дома на хуторе Красный Восток Яковлевского района Белгородской области. Предоставленный К. жилой дом не отвечает требованиям к качеству жилья, устанавливаемым жилищным законодательством, в связи с чем ответчик обязан возместить расходы на восстановление нарушенного права истицы.

Статьей 196 ГПК РФ предусмотрено, что при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены, каковы правоотношения сторон, какой
закон должен быть применен по данному делу.

Из материалов дела усматривается, что при проведении экспертизы перечень строительных недостатков, а также необходимых для их устранения материалов и работ не определены. Согласно экспертному заключению стоимость затрат на производство восстановительного ремонта определена посредством умножения общего объема жилого дома на стоимость 1 квадратного метра жилья с использованием коэффициентов перевода в цены 2001 года, а также удельного веса отдельных элементов в стоимости здания. В упомянутом заключении указана ориентировочная сумма необходимых затрат для производства ремонтных работ, исчисленная посредством использования укрупненных показателей восстановительной стоимости.

Причины, по которым суд посчитал возможным удовлетворить требования истицы в установленном экспертом размере, не указаны.

Кроме того, в указанном заключении эксперта не определен конкретный перечень строительных недоделок и необходимый для их устранения объем работ.

Согласно гражданскому процессуальному законодательству, заключение эксперта для суда необязательно и оценивается по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании во взаимосвязи с иными доказательствами (ст. 86 ГПК РФ). Указанные требования закона, при постановлении решения, судом первой инстанции не выполнены.

Законом РФ “О защите прав потребителей“ предусмотрено, что положения данного закона применяются для регулирования правоотношений, возникающих между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Жилой дом в Белгородской области предоставлен истице безвозмездно. УВД Магаданской области не является коммерческой организацией. Выводы судебных инстанций о применении к возникшим правоотношениям положений названного закона не мотивированы.

При изложенных обстоятельствах ссылка на возмещение морального вреда причиненного К. как потребителю не обоснована.

При причинении гражданину увечья, повреждении его здоровья, возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок, который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные
повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход и др., если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Возмещение утраченного заработка лицам, осуществляющим постоянный уход за больным, законом не предусмотрено.

Заочным решением Ивнянского районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам с Ш. в пользу Л. в возмещение материального ущерба взысканы 8872 руб. 40 коп. и 15000 руб. - компенсация морального вреда; в пользу К. материальный ущерб в сумме 713 руб. В остальной части иска отказано.

Отменяя судебные постановления в части взыскания в пользу К. суммы утраченного ею заработка, президиум указал следующее.

При вынесении решения суд исходил из того и считал установленным, что в результате ДТП истице причинен материальный ущерб и моральный вред, суммы указанного вреда подлежат взысканию с Ш.

Из материалов дела усматривается, что 29 августа 1999 года на автодороге с. Новенькое - с. Богатое произошло ДТП, вследствие которого Л. причинены телесные повреждения в виде компрессионного перелома тела первого поясничного позвонка. Справкой КЭК N 1163 подтверждается, что истице требуется постоянный посторонний уход. В судебном заседании установлено, что такой уход за истицей осуществляла К.

Статьей 1085 ГК РФ предусмотрено, что при причинении гражданину увечья повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок, который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход и др., если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не
имеет права на их бесплатное получение.

Возмещение утраченного заработка лицам, осуществляющим постоянный уход за больным, законом не предусмотрено.

При изложенных обстоятельствах, выводы о возмещении материального ущерба в виде утраченного заработка К. в размере 731 руб. надлежащим образом не мотивированы.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона о сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, М. отказано в удовлетворении требований к С. о признании договора недействительным и признании права собственности на 1/2 долю в квартире.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Отказывая истцу в удовлетворении требований о признании недействительным договора от 07.04.2000 о долевом участии в инвестировании жилого дома <...>, заключенного С. и ОАО “Комбинат ЖБИ-3“ и в признании права собственности на 1/2 долю в спорной квартире, судебные инстанции исходили из того, что деньги, внесенные умершей супругой истца Е. по указанному договору на строительство квартиры, являются собственностью ответчика, а истец не представил доказательств о приобретении денежных средств в период брака с умершей супругой, а также из пропуска годичного срока для оспаривания договора, предусмотренного ст. 35 СК РФ.

При этом, по мнению истца неправильно истолкована ст. 35 СК РФ, в соответствии с которой владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с
согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона о сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Как следует из материалов дела Е. и М. состояли в браке, в период которого и был заключен договор от 07.04.2000 и Е., были внесены денежные средства в кассу предприятия.

По смыслу ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака, относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другое). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

По мнению истца 1/2 часть денежных средств, внесенных его супругой на строительство квартиры, принадлежала ему. По смыслу ст. 34 СК РФ термин имущество охватывает не только вещи, но и имущественные права супругов, возникшие в результате распоряжения общей собственностью. Вывод суда о необходимости предоставления доказательств в подтверждение указанных доводов истцом
не соответствуют требованиям ст. 56 ГПК РФ, так как ст. ст. 34 - 35 СК РФ относят к общему имуществу супругов и денежные средства, независимо от того, на чье имя одного из супругов был заключен договор.

Ст. 35 СК РФ устанавливает презумпцию согласия другого супруга на распоряжение общим имуществом одним из супругов. Однако супруг, чье согласие на сделку получено не было, вправе в соответствии с п. 2 указанной статьи обратиться за защитой своих нарушенных прав в суд и оспорить такую сделку, представив доказательства о том, что другая сторона о сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

При этом заслуживают внимания доводы истца о тайном от него переоформлении договора, что не оспаривал сам С. и подтвердил в судебном заседании. В нарушение ст. 198 ГПК РФ в решении суда данному обстоятельству не дано правовой оценки.

Указывая на пропуск годичного срока для оспаривания договора, суд не указал, с какого времени его следует исчислять, то есть время, когда истец узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Между тем истец сослался на то, что об указанной сделке он узнал только в октябре 2001 года и сразу же 10.10.2001 с заявлением обратился в Комбинат ЖБИ-3 (л.д. 16). Его обращение в суд имело место 24.05.2002. Однако, в нарушение ст. 198 ГПК РФ в решении суда отсутствуют выводы об указанных обстоятельствах.

В связи с вышеизложенным решением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 31.01.2003 и определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 08.04.2003 нельзя признать законным и в соответствии со ст. 387 ГПК РФ они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Процессуальные вопросы

Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека; в Российской Федерации оно признается и гарантируется согласно общепризнанным нормам и принципам международного права в соответствии с Конституцией РФ.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода П. в удовлетворении жалобы на решение квалификационной комиссии адвокатской палаты Белгородской области отказано.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд пришел к выводу о том, что исходя из смысла ст. ст. 11, 12, 33 ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ решение квалификационной комиссии по результатам квалификационного экзамена в судебном порядке обжалованию не подлежит.

В соответствии со ст. 4 ФЗ от 31.05.2002 N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции РФ и состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов.

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Из данной нормы в ее взаимосвязи с ч. 1 и 2 ст. 17 Конституции РФ следует, что право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека; в Российской Федерации оно признается и гарантируется согласно общепризнанным нормам и принципам международного права в соответствии с Конституцией РФ.

В ст. 33 ФЗ от 31.05.2002 N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвоката в Российской Федерации“ квалификационная комиссия создается для приема квалификационных экзаменов у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката, считается сформированной и правомочной принимать решения при наличии в составе не менее двух третей от числа членов квалификационной комиссии.

Квалификационная комиссия формируется в количестве 13 членов (п. 2 с ФЗ).

Как видно из протокола заседания квалификационной комиссии адвокатской палаты Белгородской области от 03.10.2003, на заседании присутствовало 9 человек.

В то же время проголосовали: 4 члена комиссии “за“, 4 - “против“, что составляет 8 членов комиссии.

Однако, процедура голосования на обсуждение сторон не выносилась.

В связи с вышеизложенным решение суда нельзя признать законным.

Нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде может организация, имеющая статус юридического лица.

Решением Валуйского районного суда Л. восстановлен на работе в должности контролера-ревизора на станции Валуйки Белгородской дирекции по обслуживанию пассажиров в пригородном сообщении с 31 декабря 2002 года.

В пользу Л. взысканы заработная плата за время вынужденного прогула в сумме 28960 рублей и моральный вред в сумме 1000 рублей.

В доход местного бюджета с ответчика взыскана госпошлина в сумме 979 рублей по заработной плате и 4500 рублей за моральный вред.

Определением Валуйского районного суда от 22 августа 2003 года внесено исправление в указанное решение суда: считать взысканную за время вынужденного прогула заработную плату в сумме 25420 рублей 90 коп.

Взыскать госпошлину по заработной плате 873 рубля в доход местного бюджета.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Согласно ст. 36 ГПК РФ гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству РФ правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов.

Нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде может организация, имеющая статус юридического лица (48 ГК РФ).

Из материалов дела усматривается, что Белгородская дирекция по обслуживанию пассажиров в пригородном сообщении, является филиалом Юго-Восточной железной дороги с местом нахождения в г. Белгороде и не имеет статуса юридического лица.

ФГУП “ЮВЖД“ о слушании дела 15 августа 2003 года не извещалось. Рассмотрение спора произведено лишь в присутствии представителя Белгородской дирекции по обслуживанию пассажиров в пригородном сообщении.

Эти действия привели к нарушению конституционного права на судебную защиту ФГУП “ЮВЖД“, гражданско-процессуального принципа осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон.

Кроме того, с ответчика в доход местного бюджета взыскана госпошлина за моральный вред в сумме 4500 рублей.

Из материалов дела не усматривается, в связи с чем размер госпошлины определен в таком размере.

В связи с изложенным, решение Валуйского районного суда от 15 августа 2003 года и определение того же суда от 22 августа 2003 года нельзя признать законными и в соответствии со ст. 387 ГПК РФ они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в тот же суд.

Дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей (лиц, их заменяющих), прокурора, а также по заявлениям органов или учреждений, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и др.)

При рассмотрении дел о лишении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них), лишенных родительских прав.

По иску В. решением Октябрьского районного суда г. Белгорода года К. лишен родительских прав в отношении И. и А.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

В соответствии с п. 3 ст. 70 СК РФ при рассмотрении дела о лишении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них), лишенных родительских прав.

В нарушение указанной нормы права вопрос о взыскании алиментов с К. в ходе рассмотрения спора разрешен не был.

В описательной части решения суда содержится ссылка на изменение В. исковых требований и отказе от взыскания алиментов.

В протоколе судебного заседания от 20 декабря 2001 года записаны объяснения В., согласно которым она отказывается от взыскания алиментов с ответчика.

Однако в материалах дела отсутствуют данные о том, что истице, согласно требованиям ст. 165 ГПК РСФСР, были разъяснены последствия отказа истца от иска. Также в нарушение требований указанной нормы права суд не вынес определение о прекращении производства по делу.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 70 СК РФ дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей (лиц, их заменяющих), прокурора, а также по заявлениям органов или учреждений, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и др.).

В п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 года N 10 указано, что к лицам, заменяющим родителей относятся: усыновители, опекуны, попечители, приемные родители.

В данном случае в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие обстоятельство, что истица относится к кругу лиц, обладающих правом обращения в суд с иском о лишении родительских прав.

Условия мирового соглашения определяются сторонами и утверждаются судом.

Вносить изменения в условия мирового соглашения по своей инициативе помимо волеизъявления сторон суд не вправе.

Определением Свердловского районного суда г. Белгорода утверждено мировое соглашение, заключенное между Ш., В. и А., по условиям которого Ш. отказывается от предъявленных требований, а В. и А. через три месяца выселяются с несовершеннолетними детьми: сыном П., 1991 года рождения и сыном Д., 2002 года рождения, с жилой площади по адресу: <...> и снимаются с регистрационного учета.

Производство по делу прекращено.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Согласно ч. 3 ст. 173 ГПК РФ при утверждении мирового соглашения суд выносит определение, в котором должны быть указаны условия, утверждаемого судом мирового соглашения сторон, то есть условия мирового соглашения определяются сторонами и лишь утверждаются судом. Суд вносить изменения в условия мирового соглашения не вправе.

В данном случае из текста мирового соглашения, представленного сторонами в письменном заявлении и приобщенном к материалам дела видно, что оно заключено на следующих условиях: истец Ш. отказывается от предъявленных требований о выселении и снятии с учета, а В. и А. (ответчики) через 3 (три) месяца выселяются с данной жилой площади по адресу: <...> и снимаются с регистрационного учета (л.д. 47).

Выселение несовершеннолетних детей ответчиков условиями соглашения не предусмотрено.

Указанные (то есть представленные в письменном виде) условия мирового соглашения, согласно протоколу судебного заседания и являлись предметом обсуждения в судебном заседании.

По этим условиям представитель органа опеки и попечительства дал заключение о возможности утверждения мирового соглашения, поскольку интересы несовершеннолетних детей ничем не нарушаются.

Однако согласно определению суда об утверждении условий мирового соглашения ответчики выселяются с жилой площади вместе с несовершеннолетними детьми: П. и Д.

Данные об изменении сторонами представленных суду в письменном виде условий мирового соглашения в материалах дела отсутствуют.

При присуждении имущества в натуре следует указывать в решении суда стоимость этого имущества, которая должна быть взыскана с ответчика в случае, если при исполнении решения присужденное имущество не окажется в наличии.

Заочным решением мирового суда судебного участка N 1 Борисовского района разделено имущество супругов. С. выделены в собственностью автомобиль Ауди-100, стоимостью 30271 р., домовладение и земельный участок, находящиеся <...>.

И. выделены в собственность: земельный участок под застройку, находящийся по ул. Юбилейной, автомобиль “Опель-Кадет“, мягкий уголок; диван, 2 кресла, стол; диван, холодильник “Стинол“, спальная комната, кровать, платяной шкаф, трюмо, стенка; платяные шкафы, книжные шкафы, шкаф под посуду, антресоли, телевизор “Шиваки“, музыкальный центр “Панасоник“, радиотелефон “Панасоник“, два платяных шкафа; кухня; стол обеденный, шкафы стенные, стол кухонный, мойка, морозильный шкаф, находящиеся <...>.

С И. в пользу С. взыскана денежная компенсация в сумме 1202 р. и госпошлина в сумме 58 р. в доход бюджета.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

Заявляя иск о разделе имущества, истец требовал выдела из совместно нажитого имущества трехкомнатной квартиры <...> и автомобиля “Ауди“.

Впоследствии в судебном заседании 01.07.2003 в отсутствие ответчицы представитель С. изменил предмет иска и просил выделить истцу домовладение <...> с земельным участком, а также автомобиль “Ауди“.

В связи с тем, что ответчица не была ознакомлена с новыми требованиями и не имела возможности для подготовки возражений по ним, считает нарушенным свое право на судебную защиту.

В соответствии со ст. 198 ГПК РФ в судебном решении, окончательно разрешающем спор, должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд, указывая в мотивировочной части решения стоимость имущества, подлежащего разделу, суд не привел доказательства, на которых основаны эти выводы.

Ст. 205 ГПК РФ обязывает при присуждении имущества в натуре указывать в решении суда стоимость этого имущества, которая должна быть взыскана с ответчика в случае, если при исполнении решения присужденное имущество не окажется в наличии.

В нарушение названной нормы права в резолютивной части решения суда отсутствуют данные о стоимости имущества, подлежащего разделу.

Кроме того, стоимость имущества и доли каждого супруга в стоимостном выражении не определены.

В нарушении ст. 59 ГПК РФ использованы доказательства, не имеющие отношения к рассматриваемому спору, а именно справка о стоимости холодильника “Атлант“, тогда как разделу подлежал холодильник “Стинол“.

В нарушение ст. 56 ГПК РФ суд не поставил на обсуждение сторон вопрос о назначении экспертизы по оценке имущества, так как ответчица была не согласна с оценкой, данной истцом.

Не содержит решение суда выводов по доводам ответчицы о прекращении семейных отношений с 1994 года и приобретении ею имущества в 1998 году без его участия.

Ст. 39 СК РФ предусматривает возможность отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей. По мнению И. судом должны были учитываться интересы несовершеннолетней дочери Д., проживающей с ней, и ее доля в имуществе должны быть увеличена.

Апелляционное производство

Нетрезвое состояние работника может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом.

Решением мирового суда судебного участка N 6 Западного округа г. Белгорода В. отказано в удовлетворении требований об изменении записи в приказе от 05.09.2003 N 14/1-ФС и записи в трудовой книжке об увольнении В. по ст. 81 п. 6 пп. “б“ ТК РФ на увольнение по ст. 77 п. 3 ТК РФ.

С Белгородского регионального отделения общероссийской организации инвалидов “Факел“ взыскана заработная плата за август 2003 г. в сумме 3050 руб.

Апелляционным решением Октябрьского районного суда г. Белгорода решение мирового суда в части отказа в удовлетворении требований об изменении формулировки увольнения отменено. Вынесено новое решение, которым БРООООИ “Факел“ обязано изменить запись в трудовой книжке В. на увольнение по собственному желанию по п. 3 ст. 77 ТК РФ с 05.09.2003.

В остальной ча“ти решение оставлено без изменения.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

Изменяя формулировку увольнения В. с пп. “б“ п. 6 ст. 81 ТК РФ (появление на работе в состоянии алкогольного опьянения) на п. 3 ст. 77 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника) апелляционная инстанция отвергла такое доказательство, как акт комиссии от 03.09.2003, указав при этом на отсутствие медицинской специальности у лиц его составивших. По мнению апелляционной инстанции факт алкогольного опьянения должен быть подтвержден медицинским заключением.

Однако в силу ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются объяснения сторон и 3 лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио-видеозаписи, заключения экспертов.

В соответствии с п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 16 22.12.1992 нетрезвое состояние работника может быть подтверждено медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом.

Кроме того, мировой суд в обоснование своих выводов ссылался на докладную мастера Х.

В нарушение ст. 198 ГПК РФ мотивов, по которым отвергнуто указанное доказательство, в апелляционном решении не приводится.

При таких обстоятельствах апелляционное решение Октябрьского района суда г. Белгорода от 18 февраля 2004 г. в части, касающейся спора об измене формулировки увольнения, нельзя признать законным.

Каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.

Суд должен выяснить у стороны, признавшей иск, добровольность, понимание содержания, значения и последствий совершаемого действия, что отражается в протоколе судебного заседания.

В случаях оставления судом апелляционной инстанции решения мирового суда без изменения, выносится определение.

Решением мирового суда судебного участка N 1 Новооскольского района, оставленным без изменения апелляционным решением Новооскольского районного суда, взыскано с А. в пользу З. в возмещение расходов по содержанию домовладения 2669 руб. 26 коп., а также возмещение судебных расходов 466 руб. 77 коп.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

Решение суда основано на признании иска ответчиком.

В соответствии с п. 2 ст. 34 ГПК РСФСР, действовавшего на момент разрешения спора, суд не принимает признание иска ответчиком, если эти действия противоречат закону или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц.

С ответчика взыскана сумма в размере 2669 рублей 26 копеек, включающая расходы по уплате налогов и за потребленный природный газ.

Согласно ст. 249 ГК РФ каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.

Относится ли оплата коммунальных услуг (природный газ) к издержкам по его содержанию и сохранению не выяснено.

Исходя из положений ст. ст. 60, 165 ГПК РСФСР суд должен выяснить у стороны, признавшей иск, добровольность, понимание содержания, значения и последствий совершаемого действия, что отражается в протоколе судебного заседания.

Вопреки изложенному в протоколе судебного заседания от 16 октября 2002 года отсутствует подпись А. о том, что у него выяснялась добровольность признания иска, разъяснялись значение и последствия совершаемого действия.

В силу п. 1 ст. 329 ГПК РФ в случаях оставления судом апелляционной инстанции решения мирового суда без изменения, выносится определение. Суд апелляционной инстанции, оставив решение мирового суда без изменения, вынес апелляционное решение.

Кроме того, в судебных постановлениях не приведен расчет взыскиваемых сумм по содержанию домовладения.

За вновь возведенные гражданами строения, помещения и сооружения налог уплачивается с начала года, следующего за их возведением.

Решением мирового суда судебного участка N 5 г. Старый Оскол от 19 марта 2002 года, оставленным без изменения апелляционным определением Старооскольского городского суда от 3 июня 2002 года, Межрайонной ИМНС РФ N 9 по Белгородской области в иске к Ш. о взыскании недоимки и пени по налогу на имущество отказано.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее. Отказывая в удовлетворении требований Межрайонной инспекции Министерства РФ по налогам и сборам N 9 по Белгородской области, суд сослался на п. 5 ст. 5 Закона РФ “О налогах на имущество физических лиц“ от 9 декабря 1991 года N 2003-1 (с изменениями от 22.12.1992, 11.08.1994, 27.01.1995, 17.07.1999) и пункты 20, 21 Инструкции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам “По применению Закона РФ “О налогах на имущество физических лиц“ от 2 ноября 1999 года N 54.

На основании указанных нормативных актов суд пришел к выводу о том, что физическое лицо уплачивает налог на имущество по новым строениям, помещениям и сооружениям с начала года, следующего за их возведением и сдачей в эксплуатацию, а поскольку Ш. не ввела дом в эксплуатацию, указанное строение не является объектом налогообложения.

Однако этот вывод суда не соответствует вышеуказанным нормам закона.

Согласно п. 5 ст. 5 Закона РФ “О налогах на имущество физических лиц“ по новым строениям, помещениям и сооружениям налог уплачивается с начала года, следующего за их возведением или приобретением.

Пункт 21 Инструкции Министерства РФ по налогам и сборам “По применению закона РФ “О налогах на имущество физических лиц“ от 2 ноября 1999 года N 54 также предусматривает, что за вновь возведенные гражданами строения, помещения и сооружения налог уплачивается с начала года, следующего за их возведением.

Уплата налога по новым строениям, помещениям и сооружениям с начала года, следующего за их возведением и сдачей в эксплуатацию предусмотрена ч. 2 п. 20 указанной Инструкции.

Однако действие этой нормы распространяется на лиц, указанных в абзаце первом данного пункта Инструкции: на членов жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, других лиц, имеющих право на паенакопления, полностью внесших свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное кооперативом.

Ответчица к указанной категории лиц не относится.

Из материалов дела видно, что Ш. является индивидуальным застройщиком. На основании постановления главы г. Старый Оскол и Старооскольского района от 11 ноября 1996 года N 2111 и типового договора о возведении индивидуального жилого дома на праве личной собственности она возвела на принадлежащем ей на праве собственности участке <...>.

Ш. выдан технический паспорт на указанное домовладение по состоянию на 10 февраля 1997 года, согласно которому строение включает в себя 4 жилых комнаты, кухню, 3 санузла, два коридора и три подвала.

Из материалов дела видно, что дом на момент выдачи технического паспорта был признан жилым, поскольку он был закрыт по контуру, имелся очаг отопления, свет, вода, канализация.

Ш. указанные обстоятельства не отрицала. Возражая против требований истца, она ссылалась только на то, что дом не введен в эксплуатацию (нет соответствующего акта) и что свидетельство о праве собственности на дом она еще не получила.

Согласно объяснениям в суде представителя Управления архитектуры и градостроительства администрации г. Старый Оскол и Старооскольского района по критериям строительной готовности дом можно считать законченным. Однако он не принят в эксплуатацию, так как отсутствует заявление об этом Ш.