Законы и бизнес в России

Решение Волгоградского областного суда от 12.11.1997 по делу N 3-111/97 <О признании недействительным п. 1 ст. 3 Закона Волгоградской области от 19.05.1997 N 119-ОД “О производстве и обороте алкогольной продукции на территории Волгоградской области“>

ВОЛГОГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

РЕШЕНИЕ

от 12 ноября 1997 года Дело N 3-111/97

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда, рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Волгограде 12 ноября 1997 г. дело по заявлению прокурора Волгоградской области в защиту государственных и общественных интересов о признании недействительным п. 1 ст. 3 Закона Волгоградской области N 119-ОД от 19 мая 1997 года “О производстве и обороте алкогольной продукции на территории Волгоградской области“,

установила:

Прокурор Волгоградской области в защиту государственных и общественных интересов обратился в суд с заявлением о признании недействительным п. 1 ст. 3 Закона Волгоградской области N 119-ОД от 19 мая 1997 года “О производстве и
обороте алкогольной продукции на территории Волгоградской области“, мотивируя тем, что он противоречит федеральному законодательству.

Устанавливая плату за розничную реализацию алкогольной продукции как за торговлю товарами, облагаемыми акцизами, в размере одной тысячи рублей за одни литр алкогольной продукции, в том числе водки, произведенной на территории Волгоградской области, и десяти тысяч рублей за один литр водки, произведенной вне территории Волгоградской области, областная Дума допустила нарушение действующего законодательства, в том числе ст. 8 Конституции РФ, гарантирующей единство экономического пространства в РФ.

Законом РФ от 22.03.1991 “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ (ст. 7 п. 1) органам власти запрещается принимать акты, создающие дискриминирующие или, напротив, благоприятствующие условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты могут иметь своим результатом ограничение конкуренции или ущемление интересов хозяйствующих субъектов.

Пункт 1 ст. 3 Закона от 19.05.1997 ограничивает доступ на волгоградский рынок продукции, произведенной за пределами области, хозяйствующих субъектов области ставит в преимущественное положение по отношению к другим хозяйствующим субъектам, работающим на рынок алкогольной продукции.

Кроме того, размер платы, исчисляемый в соответствии с доходом от реализации, представляет собою дополнительный ежемесячный сбор в бюджет муниципальных образований, запрещенный ст. 18 Закона РФ “Об основах налоговой системы в Российской Федерации“.

Ставки акцизов за реализацию алкогольной продукции в соответствии со ст. 4 Федерального закона от
07.03.1996 N 23-ФЗ “О внесении изменений в Закон Российской Федерации “Об акцизах“ являются едиными на всей территории Российской Федерации в установленном Законом размере и уплачиваются в порядке, определенном в п. 2 ст. 5 упомянутого закона.

Федеральный закон от 07.03.1996 N 23-ФЗ излагает Закон РФ “Об акцизах“ в новой редакции.

Федеральный закон “О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции“ закрепил необходимость лицензирования розничной реализации алкогольной продукции. Другие виды сборов в связи с осуществлением этой деятельности Законом не предусмотрены.

В числе налогов и сборов субъектов Федерации, приведенных в ст. 20 Закона РФ “Об основах налоговой системы в Российской Федерации“, сбор за розничную реализацию алкогольной продукции не указан. Областная Дума, таким образом, превысила свои полномочия, устанавливая данный сбор.

Прокурором области внесенный протест на оспариваемый пункт ст. 3 Закона “О производстве и обороте алкогольной продукции на территории Волгоградской области“ оставлен Постановлением областной Думы от 11 сентября 1997 года без удовлетворения.

В судебном заседании прокурор Сагатова Г.Г. заявление прокурора области поддержала и дополнительно пояснила, что областная Дума не может устанавливать плату за торговлю товарами, облагаемыми акцизами, и потому, что из текста п. 2 ст. 3 рассматриваемого закона следует, что плата за торговлю спиртными напитками поступает в бюджеты муниципальных образований, но муниципальные образования г. Волгограда и Дубовского
района не давали своего согласия на установление новой платы, а представленные договоры с другими муниципальными образованиями на передачу полномочий не имеют юридического значения.

Представители ТОО “Магазин “Хопер“ Арзамасцев А.М. и Чучмина Л.В.; ПКФ “ЛИК“ Хололей В.Л.; Волгоградского территориального управления Государственного комитета по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур Белякова Е.В.; Красноармейского районного комитета профсоюза работников торговли и предпринимательства Спиридонова М.К. заявление прокурора Волгоградской области поддержали, мотивируя тем, что оспариваемый пункт ст. 3 Закона области “О производстве и обороте алкогольной продукции на территории Волгоградской области“ противоречит федеральному законодательству; представляемые ими предприятия торговли уже имеют лицензии на право розничной торговли спиртными напитками, но им предлагают повторно ежемесячно вносить налог за это право; введенный налог приведет к банкротству предприятий, снизил ассортимент реализуемой продукции, так как сделал экономически невыгодным закупку качественной спиртной продукции, произведенной за пределами области.

Представитель Волгоградской областной Думы Маркин А.Н. требования заявления прокурора области не признал, мотивируя тем, что плату, введенную оспариваемым пунктом ст. 3 Закона “О производстве и обороте алкогольной продукции на территории Волгоградской области“, нельзя рассматривать как налог. Пункт 1 ст. 3 рассматриваемого Закона области принят с целью пресечения недобросовестной конкуренции хозяйствующих субъектов, расположенных вне территории Волгоградской области, которые реализуют свою водку по ценам ниже минимальных цен на водку, утвержденных
Письмом Министерством экономики РФ N СВ-120/7-190 от 17 марта 1997 года, и с целью защиты жизни и здоровья людей, поскольку завозимые из других регионов России спиртные напитки некачественные. Органы местного самоуправления, кроме г. Волгограда и Быковского района, договорами делегировали свои полномочия областной Думе по установлению сбора за розничную реализацию спиртных напитков. Установленный сбор является местным.

Выслушав лиц, участвующих в деле, свидетеля Колесникова А.Н., изучив материалы дела, выслушав заключение прокурора Сагатовой Г.П., полагавшей заявление прокурора Волгоградской области обоснованным и подлежащим удовлетворению, судебная коллегия считает заявление прокурора Волгоградской области о признании недействительным п. 1 ст. 3 Закона Волгоградской области “О производстве и обороте алкогольной продукции на территории Волгоградской области“ подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из содержания п. 2 ст. 3 Закона Волгоградской области N 119-ОД от 09.05.1997 “Плата за розничную реализацию алкогольной продукции вносится в бюджет муниципального образования“, то есть данный сбор является местным. Это подтверждается также:

- Законом Российской Федерации “Об основах налоговой системы в Российской Федерации“, где в ст. 21 п. 1 подп. “е“ и “л“ сказано, что к местным налогам относятся: сбор за право торговли и лицензионный сбор за право торговли винно-водочными изделиями, а из содержания ст. ст. 19 - 20 этого же закона не следует, что плата за розничную
реализацию алкогольной продукции относится к федеральным налогам или к налогам областей;

- Письмом администрации Волгоградской области N 07-13/201 от 25.03.1997 (л.д.), из которого следует, что администрация области внесла на рассмотрение областной Думы проект закона “О производстве и обороте алкогольной продукции“, которым предусмотрено введение сбора за розничную продажу водки, поступающего в бюджет районных и городских муниципальных образований. Руководителям администраций предлагалось представить согласие на делегирование областной Думе права установить данный сбор;

- договорами-соглашениями (л.д.), из которых следует, что сбор за розничную реализацию алкогольной продукции должен зачисляться в бюджет органа местного самоуправления; и другими материалами дела.

Довод представителя областной Думы, что введенный п. 1 ст. 3 рассматриваемого Закона сбор не входит в налоговую систему, не состоятелен, поскольку в ст. 2 Закона “Об основах налоговой системы в Российской Федерации“ сказано: “Под налогом, сбором, пошлиной и другим платежом понимается обязательный взнос в бюджет соответствующего уровня или во внебюджетный фонд, осуществляемый плательщиками в порядке и на условиях, определяемых законодательными актами.

Совокупность налогов, сборов, пошлин и других платежей (далее - налоги), взимаемых в установленном порядке, образует налоговую систему“.

В соответствии с абзацем 10 п. 1 ст. 1 и ст. 39 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ местные налоги, сборы, а также льготы по их уплате устанавливаются представительными органами
местного самоуправления. Из содержания ст. 5 этого же Закона, регулирующей полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области местного самоуправления, не следует, что областная Дума имеет право устанавливать местные налоги и сборы. В Законе Волгоградской области “Об организации местного самоуправления в Волгоградской области“ сказано, что к вопросам местного значения относится установление местных налогов и сборов (ст. 6 п. 3 подп. 3), органы государственной власти области не вправе принимать решения и совершать действия, ограничивающие права местного самоуправления, закрепленные в законодательстве (п. 3 ст. 7).

Таким образом, Волгоградская областная Дума, установив в п. 1 ст. 3 Закона N 119-ОД плату за розничную реализацию алкогольной продукции, превысила предоставленную ей законом компетенцию, что является самостоятельным основанием признания оспариваемого пункта противоречащим закону.

В п. 8 Постановления N 5 от 27.04.1993 (с последующими изменениями и дополнениями) “О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону“ Пленум Верховного Суда РФ указал: “Правовой акт может быть признан судом противоречащим закону, если он издан органом, либо должностным лицом с превышением предоставленной им законом компетенции или в пределах компетенции, но с нарушением действующего законодательства (Конституции Российской Федерации, других законов, указов, распоряжений Президента Российской Федерации, решений представительных органов власти краев, областей и т.д.)“.

Довод представителя областной
Думы А.Н. Маркина, что органы местного самоуправления по договорам передали областной Думе право на установление сбора за розничную реализацию спиртных напитков нельзя признать состоятельным.

Действительно, п. 4 ст. 3 Закона РФ “О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации“ и п. 2 ст. 57 Устава (Основного закона) Волгоградской области предусмотрена возможность передачи отдельных полномочий органами местного самоуправления органам государственной власти области.

Однако в судебном заседании установлено, что органы местного самоуправления Быковского района муниципального образования и муниципального образования г. Волгограда (где происходит значительная в масштабах области розничная реализация спиртных напитков) не делегировали областной Думе свои права на установление местных налогов и сборов, что не отрицал представитель областной Думы.

Кроме того, нельзя признать юридически значимыми исследованные в судебном заседании договоры (л.д.), по которым другие муниципальные образования районов и городов будто бы передали областной Думе свое право на установление оспариваемого сбора, так как из содержания ст. 39 ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ“ следует, что местные сборы и налоги устанавливаются представительными органами местного самоуправления, а в п. 5 ст. 15 того же Федерального закона сказано, что представительный орган местного самоуправления принимает решения в коллегиальном порядке. Договоры (л.д.) подписаны главами администраций и руководителями представительных органов местного самоуправления, но к договорам не приложены
решения представительных органов местного самоуправления районов и городов, принятые в коллегиальном порядке, о передаче областной Думе права установить местный сбор (налог) за розничную реализацию алкогольной продукции. Областной Думой не представлено суду доказательств, что такие решения принимались представительными органами местного самоуправления в коллегиальном порядке.

Кроме того, в судебном заседании установлено, что п. 1 ст. 3 Закона области “О производстве и обороте алкогольной продукции“ противоречит действующему законодательству.

В соответствии со ст. 74 Конституции РФ и ч. 3 ст. 1 ГК РФ на территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводится в соответствии с Федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Из содержания ст. 7 Закона РФ “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ и ст. 2 Указа Президента РФ от 12 декабря 1991 года N 269 “О едином экономическом пространстве РСФСР“ следует, что органам власти и управления запрещается принимать акты, создающие дискриминирующие или, наоборот, благоприятствующие условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты могут иметь своим результатом ущемление интересов хозяйствующих субъектов.

Нормативные акты органов власти и управления, ограничивающие движение товаров, работ и
услуг на внутреннем республиканском рынке, противоречащие законодательству, признаются недействительными и подлежат отмене.

Установленные п. 1 ст. 3 Закона области N 119-ОД от 19.05.1997 один размер оплаты за один литр водки, произведенной на территории Волгоградской области, и другой размер платы за один литр водки, произведенной вне территории Волгоградской области, ставят в неравные условия производителей, поставщиков и продавцов водки Волгоградской области и производителей, поставщиков и продавцов водки из других регионов Российской Федерации, создает для хозяйствующих субъектов области возможность стать хозяевами на местном рынке спиртных напитков, ограничивая в то же время доступ на рынок области хозяйствующих субъектов других регионов.

Поскольку введение повышенной платы за розничную реализацию ввезенной в область водки ограничивает конкуренцию, препятствует созданию единого рынка, создает привилегии отдельным хозяйствующим субъектам, нарушает ст. 8 Конституции, гарантирующую единство экономического пространства, свободу перемещения товаров, поддержку конкуренции, свободу экономической деятельности, п. 1 ст. 3 Закона области “О производстве и обороте алкогольной продукции“ должен быть признан недействительным.

Довод представителя областной Думы Маркина А.Н., что оспариваемая норма принята в целях защиты жизни и здоровья населения, нельзя признать убедительным, поскольку решение такого вопроса должно проводится в соответствии с законом, а не за счет ущемления прав и интересов предпринимателей. Кроме того, из показаний свидетеля Колесникова А.Н., объяснений представителя областной Думы Маркина А.Н. и других лиц, участвующих в деле, следует, что некачественная водка поступает из регионов Северного Кавказа, в то время как п. 1 ст. 3 Закона области N 119-ОД от 19.05.1997 ограничивает доступ водки и из других регионов Российской Федерации. Доказательств, что во всех регионах Российской Федерации без исключения, кроме Волгоградской области, производится некачественная водка, суду не представлено. Акты Волгоградского центра стандартизации, метрологии и сертификации (л.д.) называют лишь несколько субъектов РФ, из которых поступала некачественная водка, в то же время из этих актов следует, что из регионов РФ в Волгоградскую область поступает и качественная водка, а в судебном заседании никем не оспаривались и факты производства на территории Волгоградской области некачественной водки.

Нельзя признать убедительным и довод представителя областной Думы, что п. 1 ст. 3 рассматриваемого Закона призван устранить экономическую деятельность хозяйствующих субъектов, расположенных вне территории Волгоградской области, направленную на недобросовестную конкуренцию, которая вытекает из реализации ими водки по ценам, ниже установленных Письмом Министерства экономики РФ N СВ-120/7-190 от 17.03.1997 минимальных цен на водку, поскольку доказательств этого не представлено, а в соответствии со ст. 50 ГПК РФ “каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений“. Более того, лица, участвующие в деле, представили накладные, которые опровергают данное утверждение (л.д.). Из этих накладных следует, что водка реализуется в Волгоградскую область по ценам выше минимальных цен, установленных Письмом Министерства экономики РФ от 17.03.1997.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 191 - 197 ГПК РФ, судебная коллегия

решила:

Заявление прокурора Волгоградской области удовлетворить.

Признать недействительным и не порождающим правовых последствий со дня издания пункт 1 ст. 3 Закона Волгоградской области N 119-ОД от 19 мая 1997 г. “О производстве и обороте алкогольной продукции на территории Волгоградской области“.

Решение в течение 10 дней может быть обжаловано или опротестовано в Верховный Суд России с подачей жалобы или протеста через Волгоградский областной суд.

Председательствующий

Н.Н.ВАНЮХИН